реферат, рефераты скачать Информационно-образоательный портал
Рефераты, курсовые, дипломы, научные работы,
реферат, рефераты скачать
реферат, рефераты скачать
МЕНЮ|
реферат, рефераты скачать
поиск
Церковь - евхаристическая община, собрание верующих, Тело Христово, Таинство

Церковь - евхаристическая община, собрание верующих, Тело Христово, Таинство

Prof. Kurt Marquart. Lutheran Confessions - II

“Лютеранское Вероисповедание - часть 2”

Евхаристическая община

Преподаватель: Проф. Курт Маркварт.

Автор работы: Сергей Глушков.

feos@mail.ru

Concordia Theological Seminary

Fort Wayne

1999

План

План 2

Предисловие 3

1. Верую... 4

2. Тело Христово 7

3. Собрание верующих 9

3. Евхаристическая община 12

5. Служение и служения 17

6. Миссия 22

Заключение 24

Предисловие

“Церковь - это собрание святых,

в котором верно проповедуется Евангелие,

и правильно распределяются Таинства”[1].

Церковь, как евхаристическая община в центре внимания этой работы. Церковь,

как община верующих, собранных вокруг Слова и Таинства. Церковь, как

общение веры, с одной стороны, и как Таинство Тела Христова[2] - с другой.

Евхаристическая сущность христианской общины проявляется во всех вопросах

ортодоксальной экклесиологии: и в учении о служении церкви, и в

сакраментологии, и в миссиологии, и в эсхатологии.

Безусловно, на этих страницах, лишь несколько слов на такую серьезную и

сложную тему. Вероятно, больше вопросов. чем ответов. Однако, для меня

лично - это новый шаг к более глубокому пониманию того, во что верит

христианская Церковь. Я стал яснее понимать слова третьего артикула Символа

Веры:

“Верую ...в Духа Святого, в единую святую христианскую Церковь, в

общение святых, в отпущение грехов, в Воскресение тела и жизнь вечную.

Аминь”.

1. Верую...

“…я знаю, в Кого уверовал, и уверен, что

Он силен сохранить залог мой на оный день…”[3]

Первая часть Книги Согласия[4] называется “Три Вселенских Символа Веры”.

Первый из них - Апостольский, второй – Никео-Цареградский, третий -

Афанасьевский. Отцы реформации подтвердили свою веру в единую святую

кафолическую апостольскую Церковь и свою верность древней богословской

традиции, той традиции, которая идет от первых веков, которая формировалась

в борьбе с ересями, через противостояние внешним и внутренним искушениям. В

этом смысле, на самом деле, они не привнесли ни чего нового. Эта традиция

сохраняла действительную ортодоксию, защищая христианскую Церковь от

сектантства, от ересей и фанатизма внутри общины и от давления извне, от

влияния язычества, от секуляризации[5]. Позже эта богословская линия нашла

свое продолжение и развитие в период лютеранской ортодоксии[6], а сегодня

мы находим приемников этой традиции в конфессиональном лютеранстве.

Слова Символа Веры - “верую... в Церковь” - трудно вместить, трудно понять

правильно, особенно, если мыслить о церкви, лишь с человеческой стороны,

или с позиции современного постпротестантизма.

Несомненны утверждения - “Верую в Бога Отца.. верую в Иисуса Христа..”. Но,

эта странная вера в Церковь ни как не вмещается в рамки нового “свободного”

“независимого” христианства. Почему? Одна из причин тому – популярный

субъективизм, нашедший свое особое выражение и в современном христианстве.

В центре такого индивидуально-религиозного мировоззрения – “Я сам”,

человек, персона. Что этот “Я” чувствует, что думает, чем живет, во что

верит, в какую Церковь ходит... Вера привычно стала восприниматься как

нечто только внутреннего, нечто сугубо личное.

Верую в Церковь[7]. Что это значит? Возможно ли верить в Церковь, если она

лишь собрание верующих людей, лишь группа единомышленников? Очевидно, что

слова Символа Веры говорят не о людях, не о человеке прежде всего - но о

Боге. Каждый артикул - это исповедание о Боге: Он сотворил мир и продолжает

творить, даруя нам жизнь. Сын Божий, Иисус Христос - умер за нас и воскрес.

Через Него, теперь - это наша смерть, это наше воскресение и жизнь. Дух

Святой - призывает нас через Евангелие к истинной христианской вере, к

евхаристической церковной жизни.

“Я верую, что не могу ни по собственному разумению, ни какими своими

силами уверовать в Иисуса Христа, моего Господа, или прийти к Нему, но

Святой Дух призвал меня через Евангелие, просветил меня дарами Своими,

освятил и сохранил меня в истинной вере. Точно так же он призывает,

собирает, просвещает, освящает всю христианскую Церковь на земле и

сохраняет ее через единую, истинную веру в Иисусе Христе. В Своей Церкви

Он ежедневно щедро прощает все грехи мне и всем верующим, и в последний

день Он воскресит меня и всех мертвых и дарует мне и всем верующим во

Христа вечную жизнь. Это непреложная истина”[8].

Так Лютер поясняет третий артикул Символа Веры в Кратком Катехизисе. Так мы

начинаем исповедовать свою веру в Церковь еще в катехизационном классе.

Верую в Церковь, единую святую кафолическую...

Трудно найти видимые основания для такой веры. Ведь, в церковном собрании

мы видим не только верных, но и лицемеров и неверующих. Иногда, и священник

не верит в то, что говорит. Иногда, и прихожане воспринимают христианство

лишь как старую добрую традицию или возможность встретиться и пообщаться с

людьми.

Несколько лет назад именно по этой причине я решил уйти из церкви[9]. Стало

не интересно[10]. Стало как-то не во что верить, потому что надежды не

оправдались и наступило разочарование в людях, которые казались по началу

“настоящими любящими христианами”. Но, я не ушёл. Хотя это была не

лютеранская община. После летних лекций в семинарии “Конкордия” 1994 и 1995

года я увидел Церковь с другой стороны, иначе.

Важность и значимость Церкви по существу - не в людях, которые приходят в

собрание, но в Личности Христа. Он дарует благодать, прощает грехи Своим

Словом в Своей Церкви. Именно Им едина Церковь. Поэтому, Павел говорит в

послании Ефесянам:

“...умоляю вас поступать достойно звания, в которое вы призваны, со

всяким смиренномудрием, снисходя друг ко другу любовью, стараясь

сохранять единство духа в союзе мира. Одно тело и один Дух, как вы

призваны к одной надежде вашего звания; один Господь, одна вера,

одно крещение, один Бог и Отец всех, Который над всеми, и через

всех, и во всех нас”[11].

2. Тело Христово

Осознание церкви, как Тела Христова стало для меня новым шагом в изучении

экклесиологии в патристике первых веков христианства. На основании

Священного Писания отцы ранней Церкви написали много книг на эту тему. С

одной стороны, они находили в Библии очень яркий образ Церкви, как Невесты

Христа[12]. Это образ брачных отношений, образ семьи, образ любви, как в

Книге Песнь Песней[13]. С другой стороны - Тело Христово - образ глубокий

и таинственный. Это Тело - едино во Христе. В этом Теле - особое значение

приобретает христианское общение верующих. Жизнь этого его - в Крови Иисуса

Христа. Господь дает жизнь, поддерживает и сохраняет Свой народ. В этом

Теле мы собраны, прежде всего, не вокруг наших человеческих достоинств или

недостатков, но именно вокруг Его Слова и вокруг Таинства – в

евхаристическом общении.

Говоря о Церкви, как о Теле Христа, мы с одной стороны подчеркиваем

единство верующих[14], где каждый друг другу близок, как часть тела, как

единый организм, а с другой стороны - мы видим Церковь собранную у Алтаря,

вокруг Причастия. Этих людей собрал Господь, чтобы соделать их причастными

Телу Его и Крови Его. Таким образом, для нас, в образе Тела Христова

открывается глубокая истина и о евхаристическом собрании, и об общении

людей и о Таинстве Причастия.

“Христос живет в нас не только духовно, но и телесно - через

переданное нам в Таинстве Тело и Кровь Христа”[15].

Слово и Таинство - это важнейшие понятия в определении церкви. Чистая

проповедь Евангелия и совершение Таинств, в соответствии с Божественным

установлением - вот что определяет Церковь, которая есть Тело Христово[16].

Христос обновляет Свою Церковь, являясь ее Главой. Он правит этой Церковью

в Духе Святом.

“Посему и я, услышав о вашей вере во Христа Иисуса и о любви ко всем

святым, непрестанно благодарю за вас Бога, вспоминая о вас в молитвах

моих, чтобы Бог Господа нашего Иисуса Христа, Отец славы, дал вам

духа премудрости и откровения к познанию Его, и просветил очи сердца

вашего, дабы вы познали, в чем состоит надежда призвания Его, и какое

богатство славного наследия Его для святых, и как безмерно величие

могущества Его в вас, верующих по державной силе Его, которою Он

воздействовал во Христе, воскресив Его из мертвых и посадив одесную

Себя на небесах, превыше всякого начальства, и власти, и силы, и

господства, и всякого имени, именуемого не только в сем веке, но и в

будущем, и все покорил под ноги Его, и поставил Его выше всего,

главою Церкви, которая есть Тело Его, полнота Наполняющего все во

всем.”[17]

Что же нас делает живыми членами этого Тела Христова? Среди страданий этого

мира и человеческих заблуждений, вопреки неверию многих, Господь собирает

Свою Церковь, и Сам делает нас уже здесь и теперь причастниками вечных

благословений, вечного утешения, вечной жизни и Святого Духа, и

праведности, которая исходит от Бога - и сегодня, и вплоть до грядущего

Пришествия Его.

Он Сам причащает нас Телу Его. Он предстоит перед нами в лице священника.

Его голос мы слышим в церковной проповеди. Его Кровь и Плоть мы вкушаем в

Таинстве Евхаристии. Он Сам творит нас живыми членами Его Тела.

3. Собрание верующих

Церковь - это собрание святых и истинно верующих[18]...

Артикул VII Аугсбургского Вероисповедания фактически является первым

официальным догматическим определением церкви и ее единства, идущим дальше,

чем Никейский Символ Веры. Древние споры о Церкви часто не касались

догматической стороны экклесиологии. Много говорилось о структурах и об

авторитетах. При этом, хотя и не было Соборных определений, отцы Церкви все

же неоднократно говорили о верных признаках, определяющих христианскую

общину. Во время же Реформации этот вопрос был одним из важнейших, учитывая

противостояние католической иерархии с одной стороны и радикального[19]

учения о Церкви – с другой. Именно в такой обстановке формируются

определения Аугсбургского Вероисповедания и появляются особые учения со

стороны оппонентов. Таким образом, после никейской[20] экклесиологии первое

официальное определение о Церкви дано лютеранами, после этого последовал

ответ римо-католиков и ответ реформатов. Так что, теперь многие из

существующих различных догматических определений о Церкви берут начало от

времён Реформации, с 16-го века.

Аугсбургское определение Церкви, безусловно шире, чем “собрании верующих”.

Оно говорит и о верной проповеди Евангелия и о совершении Таинств - как о

признаках Церкви. В этой части моей работы я бы хотел внимательнее

взглянуть на Церковь, именно как на собрание, потому что это видимая

сторона.

Современные[21] формы церковности, внешне уже мало похожи на эти

евхаристические собрания и мало отличаются от любых других социальных,

общественных встреч.

Мне довелось это пережить изнутри. Семь лет я был в такой “современной”

церкви. Что было в той общине и чего не было? Было ли это собранием

верующих? Да, безусловно, это искренне верующие люди, читающие Библию и

поддерживающие друг друга, как в вопросах веры, так и вообще, в делах

окружающей жизни.

Вы знаете, во время учебы в Семинарии мне пришлось многое переосмыслить в

моем понимании церкви. Зачем я ходил в Церковь раньше? Честно говоря, для

того, чтобы услышать проповедь, полезную для жизни и чтобы поговорить с

людьми, которые уже стали как родные, подобно одной христианской семье. А

теперь, в американской обстановке совершенно иначе осуществляется моя

церковность. Ввиду недостаточного знания английского языка - проповеди во

многом остаются не понятыми и далёкими. В общение с людьми – трудно. Другая

культура, другой язык. Что говорить, я тут чужой человек. Что же осталось?

Святое Причастие.

Более глубоко и ярко теперь я вижу значимость Таинства Евхаристии. Яснее

становится и смысл слов “собрание верующих”. Не имея практически ни чего

общего в повседневной жизни, здесь - у Алтаря - мы все вместе, мы собраны

Господом, чтобы быть с Ним, чтобы быть Причастным Его Телу. Здесь рушатся

все преграды, все человеческие разделения и распри. Здесь нет тех, кто

ближе или дальше, но все мы - нищие духом, пришедшие обрести прощение и

жизнь. Он Сам объединяет нас. Он Сам сохраняет это единство и дает нам

благодать с избытком[22].

“Церковь, по существу, является собранием святых и истинно верующих...”

В конце этой цитаты стоит многоточие, потому что эти слова - лишь фрагмент

из определения Аугсбургского Вероисповедания о Церкви. Артикул VII далее

поясняет - каково же место тех людей в церкви, которые не являются

верующими, но внешне неотличимо прибывают вместе со всей христианской

общиной. В своей догматике лютеранские вероисповедания не разделяют Церковь

на видимую и не видимую, подобно кальвинистскому учению “о двух церквях”. С

другой стороны, и не отождествляет внешнюю церковную организацию с той

Церковью в которую мы верим.

Что всё это значит? Дело в том, что мы не видим единую святую христианскую

Церковь, но мы верим в нее. Подобно тому, как в Евхаристии, мы не видим

физически Тело и Кровь Христа, но мы верим, что сие есть истинная Кровь и

истинное Тело. Таким образом, с верой в единую святую Церковь мы ожидаем

конца истории, когда будет все явно и открыто. Ныне же, только Господь

знает сердца людей в церковном собрании и ведает о чем они помышляют и

какие цели преследуют. В Его руках - и суд и спасение. Для нас же есть

внешние признаки Церкви, открытые в Писании, сохраненные Христом неизменно,

действительные на протяжении веков, до наших дней.

В Апологии мы читаем, с одной стороны и о церковной организации и о внешних

обрядах и о различных институтах управления, но с другой стороны –

евхаристическая община единство в христианской вере, исполненное Святым

Духом.

Где эта Церковь? Где Слово Божие проповедуется чисто, и Таинства

совершаются в соответствии с Евангелием - это несомненно есть Церковь и

христиане[23].

3. Евхаристическая община [24]

Природа самой Церкви - евхаристична [25].

Евхаристический характер церкви открывается не только во внешнем действии,

но и внутренне, по существу. Одно из наиболее ёмких и глубоких определений

поместной церкви - это евхаристическая община[26]. Это община, собранная

вокруг Слова и Таинства. Это община, живущая литургической жизнью.

Как во времена апостольские, так и в последующие века - и на Востоке и на

Западе, жизнь христианина была связана с церковным служением, вливалась в

процесс Богослужения, концентрировалась в Евхаристии. Святое Причастие в

сознании христиан с самого начала было центром всей богослужебной жизни.

Все священнодействия Литургии и различные обряды сосредотачивались именно

вокруг Евхаристии, которая и предназначена быть сакраментальным[27]

насущным хлебом для всех верующих.

Мы находим не мало подтверждений этому и в ранней церкви. Дионисий[28]

называет Евхаристию “таинством таинств”. Семеон Солунский учит, что

“завершение всякого священнодействия и печать всякого божественного

таинства есть священное причащение”. Евхаристию, Святое Причастие, как

основное церковное священнодействие выделяет и св. Григорий Палама и многие

другие.

Природа самой Церкви - евхаристична. Церковь есть Тело Христово. Именно в

Евхаристии нам предлагается Тело и Кровь Христа. В Божественной Литургии мы

причастны этому Телу Христа, мы становимся живой частью Церкви, начиная в

Крещении, а потом, продолжая нашу христианскую жизнь в Причастии.

В Божественной Литургии Сам Бог обращается к нам со Словом Примирения. Он

прощает наши грехи, возрождает нас к новой жизни, утешает, укрепляет нас в

Страницы: 1, 2



© 2003-2013
Рефераты бесплатно, рефераты литература, курсовые работы, реферат, доклады, рефераты медицина, рефераты на тему, сочинения, реферат бесплатно, рефераты авиация, курсовые, рефераты биология, большая бибилиотека рефератов, дипломы, научные работы, рефераты право, рефераты, рефераты скачать, рефераты психология, рефераты математика, рефераты кулинария, рефераты логистика, рефераты анатомия, рефераты маркетинг, рефераты релиния, рефераты социология, рефераты менеджемент.