реферат, рефераты скачать Информационно-образоательный портал
Рефераты, курсовые, дипломы, научные работы,
реферат, рефераты скачать
реферат, рефераты скачать
МЕНЮ|
реферат, рефераты скачать
поиск
Гендерные стереотипы и семья

Гендерные стереотипы и семья

Реферат

На тему: Гендерные стереотипы и семья

Выполнила: . 5 к. В.О.

Проверила:

Санкт-Петербург

2002

Содержание

Содержание 2

Введение 3

Гендерные стереотипы 4

Традиционная семья и роль домашнего труда в ней. 10

Изменение ложных представлений о гендере 19

Заключение 22

Библиография 23

Введение

Моя работа посвящена гендерным стереотипам в семье. Я постаралась

описать достаточно подробно, что же такое гендерные стереотипы. Как они

появляются в нашей жизни, взаимодействуют с другими социальными

установками. Я постаралась понять, почему мы подчиняемся гендерным

стереотипам, прекрасно осознавая, что это всего лишь стереотип.

Далее я рассмотрела традиционную российскую семью в историческом

ракурсе. Но особое внимание я уделила домашнему труду в современной семье.

Какое место он занимает в семье, и почему так много говорят о неравенстве в

распределении обязанностей домашнего труда между супругами.

Последнюю главу я посвятила тому как можно изменить ложные

представления о гендере.

Мы окружены культурной средой, которая провозглашает, что мужчины и

женщины не похожи друг на друга и должны исполнять различные социальные

роли. Мы привыкли к мысли, что мужчины и женщины – это две

противоположности, и довольствуемся ею. Подобные идеи настолько

распространены в нашем обществе, что они считаются истиной в последней

инстанции и препятствуют каким бы то ни было изменениям. Я предлагаю

немного приоткрыть занавес и посмотреть действительно ли мужчины и женщины

так отличны друг от друга? И, что им мешает понять друг друга? Как это

можно изменить?

Гендерные стереотипы

Социальные нормы – это основные правила, которые определяют поведение

человека в обществе. По мнению социальных психологов, объяснение многих

гендерных различий следует искать не в гормонах и хромосомах, а в

социальных нормах, приписывающих нам различные типы поведения, аттитюды и

интересы в соответствии с биологическим полом. Наборы норм, содержащие

обобщенную информацию о качествах, свойственных каждому из полов,

называются половыми или гендерными ролями. Часть этих социальных норм

внедряется в сознание через телевидение и популярную литературу, ряд

других мы получаем непосредственно, например испытывая неодобрение со

стороны общества, когда отклоняемся от ожидаемого гендерно-ролевого

поведения.

Гендернные стереотипы часто действуют как социальные нормы.

Нормативное и информационное давление вынуждает нас подчиняться гендерным

нормам. Действие нормативного давления заключается в том, что мы стараемся

соответствовать гендерным ролям, чтобы получить социальное одобрение и

избежать социального неодобрения. Об информационном давлении можно

говорить, когда мы начинаем считать гендерные нормы правильными, потому что

находимся под влиянием социальной информации. Мы живем в культуре, где

мужчины обычно занимаются одними вещами, а женщины – другими, где гендерные

отличия считаются природными; поэтому мы принимаем гендерные роли и следуем

им.

Подчинение гендерным нормам может наблюдаться в поведении, но не в

системе верований (уступчивость), либо и в поведении, и в системе верований

(одобрение, интернализация), либо может определятся желанием быть похожим

на сверстника или ролевую модель (идентификацию). Люди в различной степени

подчиняются традиционным гендерным ролям, причем некоторые чрезвычайно поло-

типизированными у тех, кто имел опыт критического переживания гендерной

социализации, когда любое отклонение от половой роли неизбежно влекло за

собой жестокие социальные последствия.

Уже в 3 года дети с уверенностью относят себя к мужскому или женскому

полу. В это время дети начинают замечать, что мужчины и женщины ведут себя

по-разному, занимаются разной деятельностью и интересуются разными вещами.

Часть взрослые непреднамеренно стимулируют гендерную индетификацию,

регулярно упоминая пол ребенка. К 7 годам дети достигают гендерной

константности- понимая, что гендер постоянен и изменить его невозможно. У

ребенка появляется повышенное внимание к ролевым моделям, обладающим тем же

полом, что и он сам, обусловленное желанием быть самым лучшим мальчиком или

девочкой. Таким дефференциальным подражанием объясняется, почему женщинам,

как правило, нравится ходить по магазинам и заниматься подготовкой к

праздникам, а мужчины этого избегают.

Стереотипные гендерные атрибуты считаются «истинными» не только

потому, что их воспринимают как внутренние диспозиции, но так же потому,

что общество пришло к единодушному мнению об истинности этих стереотипов.

Поведение, в котором присутствуют все черты, в том числе и гендерные

стереотипы, всегда производится с помощью умозаключений. Когда факты

неоднозначны, «истина» определяется путем социального консенсуса. Таким

образом, консенсус одновременно определяет и подтверждает мнения

индивидуумов.

Гендерные стереотипы приняты всеми членами общества, потому что,

несмотря на то, что на уровне сознания мы от них отказываемся, мы по

прежнему поступаем в соответствии с ними и видим, как другие люди делают

тоже самое в повседневной жизни, в которой мужчинам и женщинам отводятся

неравные роли и статус. Точно также гендерные стереотипы тиражируются в

средствах массовой информации, и ложные представления все же проникают в

наши суждения и мнения, хотя мы этого не осознаем. В результате считается,

что мужчины и женщины обладают стереотипными чертами. Даже когда

объективные факты идут в разрез с общепринятым мнением, мы по-прежнему

считаем его правильным.

Поскольку консенсус определяет «истину», то он также трансформирует

гендерные стереотипы, превращая их из гипотетических фактов в ценности.

Поскольку не существует объективного критерия, который позволил бы

определить, что такое на самом деле «истинная фемининная личность», то если

все согласятся с тем, что женщины эмоциональны, несамостоятельны и

заботливы, эмоциональность, несамостоятельность и заботливость станут

признаками «истинной фемининности». В результате эти черты становятся

нормативными и ценимыми качествами женщин, поскольку их демонстрация

одновременно определяет и подтверждает «истинную фемининность». Консенсус

приобретает ценность, потому что он служит критерием истинны и валидности.

Точно также общее для всех наблюдение, согласно которому должности

начальников всегда занимали мужчины, способствует созданию нормы,

предписывающей, что начальниками должны быть мужчины. «Наличное» становится

«должным», описания превращаются в предписания.

Поскольку стереотипы становятся если не явными, то косвенными

ценностями, мужчины и женщины стараются культивировать в себе стереотипные

черты. Эти давления, подталкивающие к желательному поведению, подкрепляются

еще и давлением неравного статуса мужчин и женщин и давлением ожиданий

наблюдателей. В действительности люди стараются поддерживать такой образ

«Я», чтобы он был социально желательным и в тоже время соответствовал их

мнениям о самих себе. Несмотря на то, что указанные мотивы могут вступать в

конфликт, они совместно способствуют гендерно-стереотипному поведению,

таким образом, создавая еще одно доказательство «истинности» стереотипов и

еще одно самоисполняющееся пророчество. Поскольку стереотипы являются

ценностями, то как мужчины, так и женщины ведут себя на людях более

стереотипно, чем без свидетелей. Проблема, создаваемая стереотипами и

самоисполняющимися пророчествами, состоит в том, что они заставляют нас

верить в стереотипные мнения даже тогда, когда стереотипные черты на самом

деле не существуют. Перцепции и действия людей обусловлены их

осведомленностью о социальных ожиданиях и практиках, которые в тоже время

определяются их поведением.

С социально-психологической точки зрения гендерные представления и

поведение можно понимать как всеобъемлющее самоисполняющееся пророчество,

состоящее из набора связанных между собой и взаимно подкрепляющих друг

друга частных самоисполняющихся пророчеств. Гендерные стереотипы действуют

как неосознаваемые ожидания или пророчества. В качестве их исполнения или

подтверждения выступают результаты процессов восприятия, поведение или их

последствия. В самом широком смысле гендерные стереотипы, действующие как

неявные ожидания, искажают восприятие и приводят к предвзятому отношению к

мужчинам и женщинам, а результаты необъективного восприятия и отношения –

половые различия в поведении и достижениях – затем якобы подтверждают

изначальную правильность стереотипов.

Невзирая на то что, на осознаваемом уровне мы верим в равенство полов,

традиционные стереотипы в закодированной форме сохраняются в информационных

структурах или схемах, которые не осознаются нами и автоматически управляют

восприятием, интерпретациями, суждениями, воспоминаниями и отношением к

мужчинам и женщинам. Согласно стереотипам мужчины описываются компетентные

и обладающие качествами, необходимыми для того, чтобы стоять у власти, а

женщины – как чувствительные и отзывчивые; считается также, что

представителям каждого пола недостает качеств, типичных для представителей

противоположного пола. Мы склонны замечать и запоминать ту информацию и

делать такие выводы, которые согласуются с нашими схемами; мы считаем такую

информацию более актуальной, ценной и заслуживающей большего доверия; кроме

того, мы считаем, что она отражает диспозиции. Мы часто не умеем отличить

суждения от реальных фактов. Результатом такой предвзятости и в пользу

информации, соответствующей нашим схемам, являются самоисполняющиеся

пророчества.

Во-первых, мы «видим», будто мужчины и женщины обладают стереотипными

чертами, независимо от реального положения вещей, и, таким образом,

ошибочно мысленно «подтверждаем» стереотипные пророчества. Во-вторых, мы

относимся к мужчинам и женщинам так, будто бы им свойственны стереотипные

черты. Поскольку действователи склонны вести себя так, чтобы

соответствовать ожиданиям наблюдателей, то их поведение на самом деле

служит подтверждением пророчеств, и в стереотипах появляется крупица

истинны. В-третьих, стереотипы заставляют нас предпочитать мужчин в

качестве руководителей и ожидать, что женщины будут иметь подчиненный

статус. В результате поведение, необходимое для исполнения руководящей

роли, кажется типично маскулинным, а поведение, необходимое в подчиненном

положении, - фемининным. Традиционные гендерные стереотипы фактически

являются характеристиками статуса. Поскольку мужчины и женщины до сих пор

имеют неравный статус, все мы в наших социальных взаимодействиях поступаем

в соответствии со стереотипами и каждый день видим, как другие тоже следуют

им. Такое поведение и такие наблюдения являются главным подтверждением

стереотипных пророчеств. Стереотипы отражают различия в статусе и в тоже

время способствуют их сохранению.

Кроме того, когнитивной системе человека присущи три недостатка, из-за

которых результаты наблюдений за поведением превращаются в неявные

стереотипные представления. Совершая фундаментальную ошибку атрибуции, мы

считаем, что мужчинам свойственно поведение, типичное для ролей высокого

статуса, а подчиненное поведение свойственно женщинам. Дифференцированные

ожидания, представления, роли и являющиеся их следствием поведение

принимаются всем обществом, которое определяет их как правильное, и в

дальнейшем придает им ценность. Вследствие этого, во-первых, мужчины и

женщины стараются демонстрировать «желательные» качества. Во-вторых, люди,

не соответствующие стереотипам, не нравятся окружающим, что порождает

дилемму, с которой сталкиваются женщины профессионалы и женщины, занимающие

руководящие должности. И то и другое способствует тому, что в стереотипах

появляется еще одна крупица истины и самоисполняющиеся пророчества получают

подтверждение. Наконец, за счет эффекта знакомости людям больше нравятся

стереотипное мнение и поведение, а дискриминационные практики кажутся более

обоснованными. Благодаря фактическому и воображаемому подтверждению

стереотипов они сохраняют активность в качестве схем, входящих в копилку

наших знаний о мире, и, таким образом, самоисполняющиеся пророчества

продолжают свое существование.

Согласно теории социальных ролей (А. Игли) многие гендерные различия

являются продуктами разных социальных ролей, которые поддерживают или

подавляют в мужчинах и женщинах определенные варианты поведения. Ульям и

Бест предположили, что стереотипы о гендерах развились как механизм для

поддержания полоролевой дифференциации. По их мнению, женщина пришла к роли

домохозяйки потому, что уход за младенцем накладывал ограничения на ее

мобильность, а ведение домашнего хозяйства прекрасно удовлетворяло

требованию оставаться дома. Обнаружив, что такое распределение ролей очень

удобно, общество пытается убедить себя в том, что эти роли подходят их

носителям. Для этого оно порождает верования о неких качествах мужчин и

женщин, которые служат для обоснования того, что их роли подходят им как

нельзя лучше. Устоявшись, эти верования начинают служить нормами поведения

для взрослых и моделями для социализации детей.

Традиционная семья и роль домашнего труда в ней.

Корни российских семейных традиций лежат в крестьянской семье, т.к. к

концу 19 века крестьяне составляли 85 % населения. В основе традиционного

русского крестьянского общества лежал особый институт – сельская община или

мир. Община управлялась собранием глав семейств, ему были подвластны не

только экономические и аграрные вопросы, внутрисемейные дела, вплоть до

рекомендации невест. Неженатый мужчина до старости носил прозвище «малый»

или «бобыль», а незамужняя женщина в старости звалась «девкой». Передел

земли совершался в зависимости от подушного состава семьи, но

пропорционально числу женатых мужчин, холостяки и женщины в расчет не

принимались. Только брак обеспечивал доступ к землепользованию, именно

поэтому дореволюционная Россия была на первом месте в Европе по уровню

брачности, в 1897 году только 4 % женщин и 3 % мужчин в возрасте от 40 до

50 лет были незамужними и холостяками. Не вступали в брак увечные,

дефективные или те, кто уходил в монастырь.

Глава семьи осуществлял единоначалие. Эта власть передавалась от отца

к старшему женатому сыну или брату, т. е. Наследование властных полномочий

и в крестьянской, и в царской семье шло по одной и той же схеме. Цареубийцы

воспринимались не только как государственные преступники, но и вызывали

ужас и ненависть как люди, покусившиеся на вековые семейные устои, как

отцеубийцы. Поэтому тоталитаризм и его разновидность – казарменный

социализм с их непременным вмешательством в личную жизнь, строгой

иерархической подчиненностью, коллективными хозяйствами и коммунальным

жилищем имел благодатную почву и сравнительно легко (относительно западных

стран) привился в России. крестьянская семья имела мало общего по своей

культуре и быту с семьей аристократической, ориентированной на запад.

Водораздел проходил через психологический склад личностей: крестьянина

отличала привязанность к общине, семье, свей группе, к землякам,

западноевропейской ментальности русских аристократов и интеллигенции были

Страницы: 1, 2



© 2003-2013
Рефераты бесплатно, рефераты литература, курсовые работы, реферат, доклады, рефераты медицина, рефераты на тему, сочинения, реферат бесплатно, рефераты авиация, курсовые, рефераты биология, большая бибилиотека рефератов, дипломы, научные работы, рефераты право, рефераты, рефераты скачать, рефераты психология, рефераты математика, рефераты кулинария, рефераты логистика, рефераты анатомия, рефераты маркетинг, рефераты релиния, рефераты социология, рефераты менеджемент.