реферат, рефераты скачать Информационно-образоательный портал
Рефераты, курсовые, дипломы, научные работы,
реферат, рефераты скачать
реферат, рефераты скачать
МЕНЮ|
реферат, рефераты скачать
поиск
Действие норм о договорах во времени

Действие норм о договорах во времени

действие НОРМ О ДОГОВОРАХ ВО ВРЕМЕНИ

ГК 22 и ГК 64 не содержали специальных правил о действии во времени

гражданских норм, включая те из норм, которые непосредственно рассчитаны на

договоры. Указанный пробел в определенной мере был восполнен актами,

посвященными вступлению в силу соответствующего Кодекса. Имеются в виду

постановление ВЦИК от 11 ноября 1922 г. «О введении в действие Гражданского

кодекса РСФСР, принятого на 4-й сессии ВЦИК IX созыва 31 октября 1922 г.» и

Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 12 июня 1964 г. «О порядке

введения в действие Гражданского и Гражданского процессуального кодексов

РСФСР».

Уже первый из этих актов предусмотрел, что нормы соответствующего

Кодекса не обладают обратной силой, а потому на правоотношения, сложившиеся

ко времени вступления его в действие, они не распространяются. Остальные

правила, которые установили порядок вступления в действие Кодекса,

составляли определенное исключение из указанного принципа. Так, в

постановлении от 1 октября 1922г. предусматривалось: к возникшим до

вступления в действие ГК правоотношениям, которые хотя и допускались

действовавшими в этот момент законами, но были все же недостаточно полно

урегулированы ими. Кодекс применяется. Имелось в виду тем самым

использовать этот акт для восполнения возможных пробелов ранее

действовавшего законодательства. Одна из таких исключительных норм

сформировалась в рамках судебной практики.

Указ от 12 июня 1964 г. также подчеркнул, что Кодекс «применяется к

гражданским правоотношениям, возникшим после введения его в действие». В то

же время в Указе предусматривалось, что по договорным и иным гражданским

правоотношениям, возникшим до 1 октября 1964 г., Гражданский кодекс РСФСР

применяется к тем правам и обязанностям, которые возникнут после введения

его в действие.

Следует в этой связи подчеркнуть, что отказ от обратной силы Кодекса

всегда приводит к тому, что в гражданском обороте сосуществуют два разных

правовых режима: один, основанный на прежних законах, а другой - на вновь

принятом Кодексе. Негативные последствия складывающейся таким образом

ситуации способны оказаться особенно чувствительными для договоров, многие

из которых предполагают длящиеся между сторонами правоотношения.

Однако такими же негативными могут стать именно для договоров

последствия противоположного решения: признания обратной силы Кодекса. Речь

идет о том, что тем самым соглашение сторон утратит в определенной мере

значение. Имеется в виду, что стороны руководствовались действовавшим в

этот момент законодательством; между тем реализовать права и исполнять

обязанности им придется уже в рамках режима, установленного новым Кодексом.

В результате отнюдь не исключается, что изменение обстоятельств, связанных

с введением нового закона, может оказаться столь ощутимым, что, зная о

таком изменении, сторона или даже обе не стали бы вообще заключать договор

или по крайней мере на предусмотренных в нем условиях. Применительно к

действующему Кодексу это была бы ситуация, которую п. 1 ст. 451 ГК признает

достаточной для заявления требования об изменении или расторжении договора.

В этой связи законодатель всегда вынужден выбирать разные варианты,

допуская в определенных случаях и в определенных пределах исключения из

того общего принципа, о котором шла речь (имеется в виду провозглашенный

отказ от обратной силы).

ГК включил нормы, посвященные действию гражданско-правового акта во

времени, притом как общие, так и специальные. Правила, о которых идет речь,

составляют содержание двух статей Кодекса. Из них первая - ст. 4 («Действие

гражданского законодательства во времени») распространяется на все

гражданские отношения, а вторая - ст. 422 («Договор и закон») регулирует

только вопрос о последствиях принятия новых гражданских актов для

договоров.

Обе статьи устанавливают соответствующие правила лишь применительно к

одному из возможных правовых источников - закону. И хотя ст. 4 ГК говорит

вначале об «актах гражданского законодательства», в силу п. 2 ст. 3 ГК

указанный термин равнозначен другому: «федеральный закон». Это

подтверждается и второй нормой, включенной в ст. 4. Она прямо указывает на

то, что имеется в виду именно «закон».

Статья 4 ГК помимо запрещения обратной силы закона содержит еще три

положения.

Одно из них устанавливает, что закон все же может распространяться на

отношения, которые возникли до его введения в действие, в случае, если на

этот счет есть прямое указание в законе (п. 1 ст. 4 ГК).

Другое исключение (оно включено в п. 2 ст. 4 ГК) воспроизводит норму,

содержавшуюся во всех ранее принятых Вводных законах к Гражданскому

кодексу: к отношениям, существовавшим до вступления в силу нового

гражданского законодательства, оно применяется к правам и обязанностям,

возникшим после введения его в действие.

Третье исключение носит характер отсылочной нормы (оно содержится также

в п. 2 указанной статьи): к отношениям сторон по договорам, заключенным до

введения в действие акта гражданского законодательства, следует

руководствоваться ст. 422 ГК.

Норма, включенная в ст. 422 ГК, имеет в своей основе принцип Pacta sunt

servanda («Договоры должны исполняться»). Соответственно эта норма

исключает обратную силу нового законодательства, установленного для

Договоров, а следовательно, независимо от того, заключен договор до или

после принятия нового закона, к нему не должен применяться указанный закон.

И лишь тогда, когда на этот счет есть прямое указание в самом законе, он

может быть применен к ранее заключенному договору. Особо подчеркнуто, что

имеются в виду только включенные в новый закон императивные нормы. Тем

самым учитывается, что применение или неприменение диспозитивных норм

подчинено воле самих сторон договора. Поэтому, какой бы ни оказалась

редакция договорного условия, оно считается соответствующим норме

диспозитивной.

Принципиальное различие между ст. 4 и 422 ГК сводится в конечном счете к

тому, что положение, в силу которого новый акт распространяет свое действие

на ранее сложившиеся отношения, применительно к правам и обязанностям,

возникшим после вступления в силу нового закона, на договоры не

распространяется, если в самом акте не предусмотрено его обратное действие.

Параллельно со статьями ГК (4 и 422) за его пределами на уровне

федерального закона урегулирован вопрос о последствиях вступления в

действие самого Кодекса. Поскольку новый Кодекс принимается не сразу, было

признано целесообразным, как уже отмечалось, издать два федеральных Вводных

закона: один - от 30 ноября 1994 г. «О введении в действие части первой

Гражданского кодекса Российской Федерации», а другой - от 26 января 1996 г.

«О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской

Федерации».

Правовое регулирование договоров включено в состав как первой, так и

второй части ГК. По этой причине оба указанных Закона имеют

непосредственное отношение к последствиям принятия соответствующих частей

ГК для договоров, заключенных до момента вступления Кодекса (его частей) в

силу.

На наш взгляд, оба этих Закона могут рассматриваться с точки зрения и

ст. 4, и ст. 422 ГК как специальные, которые действуют главным образом

только применительно к последствиям вступления в силу одного, конкретного

акта - Гражданского кодекса.

Закон от 21 октября 1994г., следуя за своим предшественником, закрепил

отказ от обратной силы норм части первой ГК и одновременно предусмотрел,

что «по гражданским правоотношениям, возникшим до введения ее в действие,

часть первая Кодекса применяется к тем правам и обязанностям, которые

возникнут после введения ее в действие» (ст. 4).

Для иллюстрации можно привести такой пример. ГК 64 и новый Кодекс по-

разному определили порядок исчисления убытков, вызванных нарушением

договора. В частности, это выразилось в том, что в отличие от ГК 64,

предусматривавшего необходимость возмещения лицу, чье право было нарушено,

«понесенных расходов» (ст. 219 этого Кодекса), ГК (ст. 15) признает за

потерпевшей стороной возможность заявить требование о возмещении убытков в

виде не только «понесенных расходов», но и тех, которые потерпевшей стороне

еще только предстоит в будущем понести для восстановления своего

нарушенного права. Руководствуясь приведенной статьей Вводного закона, в

случае, когда по вине арендатора возник пожар в арендованном складе и это

имело место после введения в действие ГК, безотносительно к тому, был ли

заключен договор аренды после или до вступления в силу нового Кодекса,

следует руководствоваться ст. 15 ГК. А значит, истцу не придется

доказывать, что затраты на ремонт были им - арендатором - действительно

понесены. Единственное, что надлежит установить, - необходимость ремонта и

размер потребных для этого средств. При этом для вынесения такого решения

нет нужды издавать закон, который распространял бы на договоры аренды,

заключенные до принятия ГК, действие ст. 15.

Таким образом, возникает определенная коллизия между ст. 422 ГК с ее

запретом обратной силы закона и Вводным законом, допускающим при

определенных условиях такое обратное действие.

Думается, что следует признать приоритет приведенной нормы Вводного

закона в силу того, что п. 2 ст. 422 ГК предусматривает возможность такого

случая, когда в законе предусмотрено обратное действие соответствующего

акта. Правда, в п. 2 ст. 422 ГК идет речь о ситуации, при которой в новом

законе содержится указание на его обратную силу. Однако, на наш взгляд, не

должно иметь значения, каким образом решен вопрос об отношении к ст. 422

ГК, в самом новом акте либо в каком-либо ином. Определяющее значение имеет

то, что ГК допускает исключение и что это исключение сделано, как и

предполагается в ст. 422, на уровне закона (имеется в виду Вводный закон).

Указанной позиции, основанной на приоритете ч.2 ст. 5 Вводного закона к

части первой ГК по отношению ст. 422 ГК, применительно к договорам,

заключенным до принятия нового Кодекса, последовательно придерживается

судебно-арбитражная практика. Соответственно применение старого или нового

кодекса зависит от того, когда именно возникли права и обязанности по

договору, уже заключенному к 1 января 1995 г., - до или после указанной

даты. Так, в одном из рассматриваемых дел возник вопрос о том,

распространяется ли на договор, заключенный в 1994 г., ст. 395 нового ГК

или следует руководствоваться действовавшими в момент заключения договора

Основами гражданского законодательства 1991 г.?

В постановлении по данному делу Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ

признал, что, если договор был заключен до 1 января 1995 г., т.е. До даты

принятия нового ГК, и обязанность по оплате также существовала До этого

времени, но осталась невыполненной и после 1 января 1995 г., кредитор

вправе потребовать от должника уплаты 5 процентов годовых в силу закона (п.

3 ст. 66 Основ гражданского законодательства 1991 г.) с момента

неисполнения обязанности и до 1 января 1995 г. Поскольку иск был заявлен о

взыскании процентов на основании ст. 395 ГК за весь период просрочки

платежа, Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ указал, что нижестоящий суд

правильно применил взыскание процентов по ст. 395 ГК за неплатеж по данному

основанию с 1 января 1995 г. Не придавая закону обратной силы, он отказал

во взыскании соответствующих процентов за

1994 г. Право взыскания процентов по основаниям, предусмотренным ст. 395

ГК, возникло у истца только в связи с введением в действие Кодекса, т.е. с

1 января 1995 г. Таким образом, была допущена возможность применения,

именно благодаря существованию на этот счет закона (имеется в виду Вводный

закон), нормы, которая появилась уже после заключения договора.

Еще в одном из опубликованных дел Президиум Высшего Арбитражного Суда

РФ, подтверждая необходимость руководствоваться ст. 395 ГК к договору,

заключенному до вступления в силу ГК, обратил внимание на следующее:

«Поскольку отношения между сторонами возникли до 1 января 1995 г. и

продолжали существовать после этой даты, требование о применении

ответственности за неисполнение денежного обязательства, начиная с 1 января

1995 г., подлежит удовлетворению»2. Указанное постановление представляет

особый интерес в связи с тем, что не только заключение договора, но и его

нарушение имели место до вступления в силу нового ГК. В данном случае

исходное положение арбитражной практики опирается, очевидно, на то, что

длящиеся нарушения могут рассматриваться как непрерывная цепь нарушений с

тем, что к каждому из них должна применяться норма, действовавшая ко дню

совершения соответствующего нарушения. Таким образом, применительно,

например, к задолженности, возникшей до вступления в силу ГК, проценты за

период до 1 января 1995 г. начисляются в размере 5 процентов годовых (на

основе ст. 66 Основ гражданского законодательства 1991 г.) и в размере

ставки рефинансирования Центрального банка РФ (ст. 395 ГК), начиная с 1

января 1995 г.

Статья 12 Вводного закона от 30 ноября 1994 г. установила, что порядок

заключения договоров, предусмотренный гл. 28 Кодекса («Заключение

договора»), применяется к договорам, если соответствующая оферта направлена

после 1 января 1995 г.

Приведенная норма также может признаваться исключением из ст. 422,

поскольку последняя, как уже отмечалось, предусматривает, что ГК

распространяет действие на договоры, заключенные после вступления его в

силу. Между тем договор признается заключенным, в соответствии с п. 1 ст.

433 ГК, «в момент получения лицом, направившим оферту, ее акцепта».

Следовательно, при отсутствии Вводного закона, руководствуясь ст. 422 ГК,

пришлось бы сделать вывод, что новый Кодекс должен распространяться на все

договоры, по которым акцепт направлен и получен оферентом после 1 января

1995 г., и независимо от того, когда именно была направлена оферта.

Приведенный вывод будет иметь значение для всех иных новых актов. При

применении к ним ст. 422 ГК во внимание должен приниматься момент,

указанный в ст. 433 ГК, и соответственно время направления оферты не должно

иметь самостоятельного значения.

Законодатель вместе с тем учел, что к моменту принятия ГК новый закон о

регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, о котором идет

речь в ст. 131 ГК, еще не был принят. В этой связи предусмотрено (ст. 8),

что до принятия указанного закона применяется ранее установленный порядок.

С принятием такого закона' эта норма утратила силу.

Наконец, в том же Вводном законе (ст. 9) положительно решен вопрос об

обратной силе первой части ГК в случаях, когда предметом требований служит

признание сделки недействительной и применение связанных с этим

последствий. Имеется в виду, что, если дело рассматривается после 1 января

1995 г., надлежит руководствоваться новым ГК (его ч. 1) независимо от того,

когда именно была совершена сделка. Вводный закон оставляет открытым вопрос

о ничтожных сделках, которые, как таковые, являются недействительными

независимо от решения суда, притом с самого начала их заключения. Как

предусмотрено п. 32 Постановления Пленумов РФ № 6/8, стороны могут

обращаться в суд с требованием о признании такого рода сделок

недействительными и по этой причине применения установленных последствий их

заключения'. Очевидно, при заключении сделки в период действия старого ГК

следует руководствоваться основаниями признания сделки ничтожной,

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7



© 2003-2013
Рефераты бесплатно, рефераты литература, курсовые работы, реферат, доклады, рефераты медицина, рефераты на тему, сочинения, реферат бесплатно, рефераты авиация, курсовые, рефераты биология, большая бибилиотека рефератов, дипломы, научные работы, рефераты право, рефераты, рефераты скачать, рефераты психология, рефераты математика, рефераты кулинария, рефераты логистика, рефераты анатомия, рефераты маркетинг, рефераты релиния, рефераты социология, рефераты менеджемент.