реферат, рефераты скачать Информационно-образоательный портал
Рефераты, курсовые, дипломы, научные работы,
реферат, рефераты скачать
реферат, рефераты скачать
МЕНЮ|
реферат, рефераты скачать
поиск
Политология. (реферат)

Политология. (реферат)

ВВЕДЕНИЕ

Просвещение влиятельное общекультурное движение эпохи перехода от

феодализма к капитализму. Оно было неотъемлемой составной частью той

борьбы, которую молодая тогда буржуазия и народные массы вели против

феодального строя и его идеологии.

Деятели Просвещения желали утвердить на земле “царство разума”, в котором

люди будут совершенными во всех отношениях, восторжествует гармония

интересов свободного индивида и справедливого общества, гуманизм станет

высшей нормой социальной жизни. Очень многие из них основные свои надежды

на пришествие “царства разума” связывали с вытеснением из массового

сознания обскурантистских клерикальных идей, с ликвидацией реакционных

феодально-аристократических установлений, нравов, традиций.

Главная ставка делалась на энергичное распространение рационального

знания, преодоление темноты и невежества масс, на внедрение в общественную

жизнь ценностей, базирующихся на уважении человеческого достоинства.

Исключительно важная роль отводилась процессу политического, морального,

эстетического воспитания индивида, привития ему потребностей в добре,

истине, красоте, качеств истинного человека и гражданина.

В разных формах, пропорциях, отражая национальные и

общественно-исторические особенности соответствующих государств,

взаимодействуя с иными идеологическими факторами, отмеченные моменты

присутствовали в Просвещении Франции, Италии, Германии, Англии, России и

Польши, Северной Америки и других стран.

В XVII-XVIII вв. Просвещение и создаваемое им в обществе

идейно-нравственная атмосфера оказывали значительное влияние на

содержание, способы и направление развития науки о государстве и праве,

образуя один из самых значимых для неё духовных факторов.

2. ПОЛИТИКО-ПРАВОВОЕ УЧЕНИЕ МОНТЕСКЬЕ

Шарль Луи Монтескье (16891755) один из ярких представителей французского

Просвещения, выдающийся юрист и политический мыслитель.

Наряду с юриспруденцией и политикой в поле его внимания и творчества

находились проблемы философии, этики, истории, социологии, религии,

политической экономии, естественных наук, искусства и литературы.

Тремя основными его произведениями являются “Персидские письма” (1721),

“Размышления о причинах величия и падения римлян” (1734) и “О духе

законов” (1748).

Уже первая из этих работ содержит яркую сатиру на феодально-абсолютистские

порядки Франции начала XVIII в. Здесь он делает существенный шаг вперед в

историческом понимании явлений действительности, в рационалистическом

толковании объективных закономерностей исторического развития. Он

стремится обосновать вывод о том, что миром управляет не божественный

промысел или фортуна, а действующие в любом обществе объективные общие

причины морального и физического порядка, определяющие “дух народа” и

соответствующие формы и нормы его государственной и правовой жизни.

Развернуто и последовательно гуманистическая и просветительская позиция

Монтескье представлена в трактате “О духе законов”. Эта книга была

встречена идеологами тогдашнего абсолютизма и церкви злобной критикой и

сразу же внесена в черные списки “Индекса запрещенных книг”. Монтескье

достойно встретил атаку реакционных сил и блестяще ответил им в своей

“Защите “О духе законов” (1750).

Главная тема всей политико-правовой теории Монтескье и основная ценность,

отстаиваемая в ней, политическая свобода. К числу необходимых условий

обеспечения этой свободы относятся справедливые законы и надлежащая

организация государственности.

В поисках “духа законов”, т. е. закономерного в законах, он опирался на

рационалистические представления о разумной природе человека, природе

вещей и т.д. и стремился постигнуть логику исторически изменчивых

позитивных законов, порождающие их факторы и причины.

Закономерное в тех или иных отношениях означает, согласно Монтескье,

разумное и необходимое, противопоставляемое им случайному, произвольному и

фатальному (слепой судьбе).

Закон, по Монтескье, как раз и выражает момент определяемости,

обусловленности и пронизанности тех или иных отношений разумным началом,

т. е. присутствие разумного (и необходимого) в этих отношениях.

Общим понятием закона охватываются все законы как неизменные законы,

действующие в мире физическом, так и изменчивые законы, действующие в мире

разумных существ. Как существо физическое человек, подобно всем другим

природным телам, управляется неизменными естественными законами, но как

существо разумное и действующее по собственным побуждениям человек

беспрестанно нарушает как эти вечные законы природы, так и изменчивые

человеческие законы.

Применительно к человеку законы природы (естественные законы) трактуются

Монтескье как законы, которые “вытекают единственно из устройства нашего

существа”. К естественным законам, по которым человек жил в естественном

состоянии, он относит следующие свойства человеческой природы: стремление

к миру, к добыванию себе пищи, к отношению с людьми на основе взаимной

просьбы, желание жить в обществе.

Монтескье специально отмечал неправоту Гоббса, приписывавшего людям

изначальную агрессивность и желание властвовать друг над другом. Напротив,

человек, по Монтескье, вначале слаб, крайне боязлив и стремится к

равенству и миру с другими. Кроме того, идея власти и господства настолько

сложна и зависит от такого множества других идей, что не может быть первой

во времени идеей человека.

Но как только люди соединяются в обществе, они утрачивают сознание своей

слабости. Исчезает существовавшее между ними равенство, начинаются войны

двоякого рода между отдельными лицами и между народами. “Появление этих

двух видов войны, писал Монтескье, побуждает установить законы между

людьми”. Появляются законы, определяющие отношения между народами

(международное право); законы, определяющие отношения между правителями и

управляемыми (политическое право); законы, которые определяют отношения

всех граждан между собой (гражданское право).

Потребность людей, живущих в обществе, в общих законах обусловливает,

согласно Монтескье, необходимость образования государства. Для образования

государства (политического состояния) и установления общих законов

необходимо, таким образом, достаточно развитое состояние жизни людей в

обществе, которое Монтескье называет гражданским состоянием.

Закон это, по Монтескье, человеческий разум, управляющий всеми людьми.

Поэтому “политические и гражданские законы каждого народа должны быть не

более как частными случаями приложения этого разума”. В процессе

реализации такого подхода Монтескье исследует факторы, образующие в своей

совокупности “дух законов”, т. е. то, что определяет разумность,

правомерность, законность и справедливость требований положительного

закона.

Перечисляя необходимые отношения, порождающие закон, Монтескье, прежде

всего, обращает внимание на характер и свойства народа, которым должен

соответствовать закон, устанавливаемый для данного народа. Кстати говоря,

также и правительство, соответствующее этим требованиям, расценивается им

как наиболее сообразное с природой вещей. Отсюда вытекает и общий вывод о

том, что лишь в чрезвычайно редких случаях законы одного народа могут

оказаться пригодными также и для другого народа. Данная идея Монтескье в

дальнейшем стала исходным пунктом воззрений представителей исторической

школы права (Г. Гуго, К. Савиньи, Г. Пухты и др.) о “народном духе” как

основной правообразующей силе и носителе права. Решающее влияние на

законы, согласно Монтескье, оказывают природа и принцип правительства,

учреждаемого в гражданском состоянии. Он различает три образа (формы)

правления: республиканский, монархический и деспотический. При

республиканском правлении верховная власть находится в руках или всего

народа (демократия), или его части (аристократия). Монархия это правление

одного человека, но посредством твердо установленных законов. В деспотии

все определяется волей и произволом одного лица вне всяких законов и

правил. Такова, по оценке Монтескье, природа каждого образа правления, из

которой вытекают “основные краеугольные законы” данной формы правления.

От этой природы правления он отличает присущий каждой форме принцип

правления, тоже играющий существенную законообразующую роль.

Говоря о законах, вытекающих непосредственно из природы различных форм

правления, Монтескье применительно к демократии отмечает, что здесь народ

является государем только в силу голосований, которыми он изъявляет свою

волю. Поэтому основными для демократии он считает законы, определяющие

право голосования. Народ, утверждает он, способен контролировать

деятельность других лиц, но не способен вести дела сам. В соответствии с

этим законы в условиях демократии должны предусматривать право народа

избирать своих уполномоченных (должностных лиц государства) и

контролировать их деятельность. К числу основных в демократии относится и

закон, определяющий саму форму подачи избирательных бюллетеней, включая

вопросы об открытом или тайном голосовании и т. д.

Одним из основных законов демократии является закон, в силу которого

законодательная власть принадлежит только народу. Но кроме постоянных

законов, подчеркивает Монтескье, необходимы и постановления сената,

которые относятся им к актам временного действия. Он отмечает, что

подобные акты полезны и в том отношении, что появляется возможность в

течение определенного срока проверить их действие, прежде чем установить

окончательно. В обоснование этого законотворческого принципа, получившего

в дальнейшем свою конкретизацию в идее законодательного эксперимента,

Монтескье ссылается на поучительный опыт Рима и Афин, где постановления

сената имели силу закона в продолжение года и только по воле народа

превращались в постоянный закон.

К основным законам аристократии он относит те, которые определяют право

части народа издавать законы и следить за их исполнением. В общем виде

Монтескье отмечает, что аристократия будет тем лучше, чем более она

приближается к демократии, что, естественно, и должно определять, по его

мнению, главное направление аристократического законодательства в целом.

В монархии, где источником всякой политической и гражданской власти

является сам государь, к основным Монтескье относит законы, которые

определяют “существование посредствующих каналов, по которым движется

власть”, т е. наличие “посредствующих, подчиненных и зависимых” властей,

их правомочий. Главной из них является власть дворянства, так что без

дворянства монарх становится деспотом. “Уничтожьте в монархии прерогативы

сеньоров, духовенства, дворянства и городов, и вы скоро получите в

результате государство либо народное, либо деспотическое”.

Основным законом деспотического правления, где, собственно, нет законов и

их место занимают произвол и прихоть деспота, религия и обычаи, является

наличие должности полновластного визиря.

Природа каждой формы правления, таким образом, определяет основные,

конституирующие данный строй (и в этом смысле конституционные) законы.

Природе каждого вида правления соответствует и свой принцип, приводящий в

движение механизм человеческих страстей, особый для данного политического

строя.

В республике (и особенно в демократии) таким принципом является

добродетель, в монархии честь, в деспотии страх. Монтескье специально

подчеркивает, что, говоря об этих принципах, он имеет в виду не реально

существующее положение, а должный (соответствующий каждому строю) порядок.

“Из этого следует лишь, что так должно быть, ибо иначе эти государства не

будут совершенными”

Монтескье подчеркивает, что политическая свобода возможна вообще лишь при

умеренных правлениях, но не в демократии или аристократии, а тем более в

деспотии. Да и при умеренных правлениях политическая свобода имеет место

лишь там, где исключена возможность злоупотребления властью, для чего

необходимо достичь в государстве разделения властей на законодательную,

исполнительную и судебную.

Основная цель разделения властей избежать злоупотребления властью. Причем

ведущие и определяющие позиции в системе различных властей занимает,

согласно Монтескье, законодательная власть.

Разделение и взаимное сдерживание властей являются, согласно Монтескье,

главным условием для обеспечения политической свободы в ее отношениях к

государственному устройству.

Монтескье подчеркивает, что политическая свобода состоит не в том, чтобы

делать то, что хочется.

Личностный аспект свободы политическая свобода в ее отношении уже не к

государственному устройству, а к отдельному гражданину заключается в

безопасности гражданина. Рассматривая средства обеспечения такой

безопасности, Монтескье придает особое значение доброкачественности

уголовных Законов и судопроизводства.

Специальное внимание Монтескье уделяет способам составления законов,

законодательной технике.

Основополагающим принципом законодательства является умеренность: “дух

умеренности должен быть духом законодателя”.

Он формулирует, в частности, следующие правила составления законов,

которыми должен руководствоваться законодатель. Слог законов должен быть

сжатым и простым. Слова закона должны быть однозначными, вызывая у всех

людей одни и те же понятия. Законы не должны вдаваться в тонкости,

поскольку “они предназначены для людей посредственных и содержат в себе не

искусство логики, а здравые понятия простого отца семейства”. Когда закон

не нуждается в исключениях, ограничениях и видоизменениях, то лучше

обходиться без них. Мотивировка закона должна быть достойна закона.

“Подобно тому, как бесполезные законы ослабляют действие необходимых

законов, законы, от исполнения которых можно уклониться, ослабляют

действие законодательства”. Не следует запрещать действия, в которых нет

ничего дурного, только ради чего-то более совершенного. “Законам должна

быть присуща известная чистота. Предназначенные для наказания людской

злобы, они должны сами обладать совершенной непорочностью”.

Разработка теории законов в произведениях Монтескье прочно опирается на

анализ истории законодательства. Он обстоятельно исследует римское

законодательство, происхождение и изменения гражданских законов во

Франции, историю права многих других стран. Исторический подход к праву

тесно сочетается у Монтескье со сравнительно-правовым анализом

законодательных положений различных эпох и народов.

Учение Монтескье о “духе законов” и разделении властей оказало

существенное воздействие на всю последующую политико-правовую мысль,

особенно на развитие теории и практики правовой государственности.

3. ПОЛИТИКО-ПРАВОВОЕ УЧЕНИЕ РУССО

Жан-Жак Руссо (17121778) один из ярких и оригинальных мыслителей во всей

истории общественных и политических учений.

Его социальные и политико-правовые взгляды изложены в таких произведениях,

как: “Рассуждение по вопросу: способствовало ли возрождение наук и

искусств очищению нравов?” (1750), “Рассуждение о происхождении и

основаниях неравенства между людьми” (1754), “О политической экономии”

(1755), “Суждение о вечном мире” (впервые опубликовано после смерти, в

1782 г.), “Об общественном договоре, или Принципы политического права”

(1762).

Проблемы общества, государства и права освещаются в учении Руссо с позиций

обоснования и защиты принципа и идей народного суверенитета.

Распространенные в то время представления о естественном состоянии Руссо

использует как гипотезу для изложения своих, во многом новых, взглядов на

весь процесс становления и развития духовной, социальной и

политико-правовой жизни человечества.

В естественном состоянии, по Руссо, нет частной собственности, все

свободны и равны. Неравенство здесь вначале лишь физическое, обусловленное

природными различиями людей. Однако с появлением частной собственности и

социального неравенства, противоречивших естественному равенству,

начинается борьба между бедными и богатыми. Выход из таких условий состоял

в соглашении о создании государственной власти и законов, которым будут

подчиняться все. Однако, потеряв свою естественную свободу, бедные не

обрели свободы политической. Созданные путем договора государство и законы

“наложили новые путы на слабого и придали новые силы богатому,

безвозвратно уничтожили естественную свободу, навсегда установили закон

собственности и неравенства, превратили ловкую узурпацию в незыблемое

право и ради выгоды нескольких честолюбцев обрекли с тех пор весь

человеческий род на труд, рабство и нищету”.

Неравенство частной собственности, дополненное политическим неравенством,

привело в конечном счете к абсолютному неравенству при деспотизме, когда

по отношению к деспоту все равны в своем рабстве и бесправии.

В противовес такому ложному, порочному и пагубному для человечества

направлению развития общества и государства Руссо развивает свою концепцию

“создания Политического организма как подлинного договора между народами и

правителями”.

При этом основную задачу подлинного общественного договора он видит в

создании “такой формы ассоциации, которая защищает и ограждает всею общею

силою личность и имущество каждого из членов ассоциации и благодаря

которой каждый, соединяясь со всеми, подчиняется, однако, только самому

себе и остается столь же свободным, как и прежде”

Каждый, передавая в общее достояние и ставя под единое высшее руководство

общей воли свою личность и все свои силы, превращается в нераздельную

часть целого. Последствия общественного договора, по Руссо, таковы:

“Немедленно вместо отдельных лиц, вступающих в договорные отношения, этот

акт ассоциации создает условное коллективное Целое, состоящее из стольких

членов, сколько голосов насчитывает общее собрание. Это Целое получает в

результате такого акта свое единство, свое общее я, свою жизнь и волю. Это

лицо юридическое, образующееся, следовательно, в результате объединения

всех других, некогда именовалось Гражданскою общиной, ныне же именуется

Республикою, или Политическим организмом его члены называют этот

Политический организм Государством, когда он пассивен, Сувереном, когда он

активен, Державою при сопоставлении его с ему подобными. Что до членов

ассоциации, то они в совокупности получают имя народа, а в отдельности

называются гражданами как участвующие в верховной власти и подданными как

подчиняющиеся законам Государства”.

Обосновываемая Руссо концепция общественного договора выражает в целом

идеальные его представления о государстве и праве

Основная мысль Руссо состоит в том, что только установление государства,

политических отношений и законов, соответствующих его концепции

общественного договора, может оправдать с точки зрения разума,

справедливости и права переход от естественного состояния в гражданское.

Подобные идеальные, представления Руссо находятся в очевидном противоречии

с его же догадками о роли частной собственности и неравенства в

общественных отношениях и обусловленной этим объективной необходимости

перехода к государству.

Условия перехода к государству Руссо трактует следующим образом: то, что

отчуждается у каждого изолированного индивида в пользу образуемого по

общественному договору целого (народа, суверена, государства) в виде

естественного равенства и свободы, возмещается ему (но уже как неразрывной

части этого целого, члену народа-суверена, гражданину) в виде договорно

установленных (позитивных) прав и свобод. Происходит, говоря словами

Руссо, как бы эквивалентный “обмен” естественного образа жизни людей на

гражданский образ жизни.

Благодаря общественному договору все оказываются “равными в результате

соглашения и по праву”.

Вместе с тем Руссо отмечает, что “при дурных Правлениях это равенство лишь

кажущееся и обманчивое; оно служит лишь для того, чтобы бедняка удерживать

в его нищете, а за богачом сохранить все то, что он присвоил”. Не отрицая

самой частной собственности, Руссо вместе с тем выступает за относительное

выравнивание имущественного положения граждан и с этих позиций критикует

роскошь и излишки, поляризацию богатства и бедности. В общественном

состоянии, считает Руссо, “ни один гражданин не должен обладать столь

значительным достатком, чтобы иметь возможность купить другого, и ни один

быть настолько бедным, чтобы быть вынужденным себя продавать ”.

В основе общественного договора и правомочий формируемого суверенитета

лежит общая воля. Руссо при этом подчеркивает отличие общей воли от воли

всех: первая имеет в виду общие интересы, вторая интересы частные и

представляет собой лишь сумму изъявленной воли частных лиц.

Отстаивая господство в государстве и его законах общей воли, Руссо резко

критикует всевозможные частичные ассоциации, партии, группы и объединения,

которые вступают в неизбежную конкуренцию с сувереном. Их воля становится

общей по отношению к своим членам и частной по отношению к государству.

Это искажает процесс формирования подлинной общей воли граждан, поскольку

оказывается, что голосующих не столько, сколько людей, а лишь столько,

сколько организаций. В этой связи Руссо присоединяется к мнению Макиавелли

о том, что “наличие сект и партий” причиняет вред государству. “Если же

имеются частичные сообщества, то следует увеличить их число и тем

предупредить неравенство между ними”.

В своей идеализированной конструкции народного суверенитета Руссо

отвергает требования каких-либо гарантий защиты прав индивидов в их

взаимоотношениях с государственной властью.

Соответствующие гарантии, согласно Руссо, нужны против подданных, чтобы

обеспечить выполнение ими своих обязательств перед сувереном. Отсюда, по

мысли Руссо, и проистекает необходимость принудительного момента во

взаимоотношениях между государством и гражданином.

В целом общественное соглашение, по словам Руссо, дает политическому

организму (государству) неограниченную власть над всеми его членами. Эту

власть, направляемую общей волей, он и именует суверенитетом. По смыслу

концепции Руссо, суверенитет един, и речь вообще может и должна идти об

одном-единственном суверенитете суверенитете народа. При этом под

“народом” как единственным сувереном у Руссо имеются в виду все участники

общественного соглашения (т. е. взрослая мужская часть всего населения,

всей нации), а не какой-то особый социальный слой общества (низы общества,

бедные, “третье сословие”, “трудящиеся” и т. д.), как это стали трактовать

впоследствии радикальные сторонники его концепции народного суверенитета

(якобинцы, марксисты и т. д.).

С пониманием суверенитета как общей воли народа связаны и утверждения

Руссо о том, что суверенитет неотчуждаем и неделим. Как отчуждение

суверенитета от народа в пользу тех или иных лиц или органов, так и его

деление между различными частями народа, по логике учения Руссо, означали

бы отрицание суверенитета как общей воли всего народа.

Народ как суверен, как носитель и выразитель общей воли, по Руссо, “может

быть представляем только самим собою”. Тем самым Руссо, по существу,

отрицал как представительную форму власти (парламент или другой

законодательный орган в форме народного представительства), так и принцип

и идеи разделения верховной, суверенной власти в государстве на различные

власти.

Законодательная власть как собственно суверенная, государственная власть

может и должна, по Руссо, осуществляться только самим народом-сувереном

непосредственно. Исполнительная власть (правительство) создается не на

основе общественного договора, а по решению суверена в качестве

посредствующего организма для сношений между подданными и сувереном.

Поясняя соотношение законодательной и исполнительной властей, Руссо

отмечает, что всякое свободное действие имеет две причины, которые сообща

производят его: одна из них - моральная, другая физическая. Первая это

воля, определяющая акт; вторая сила, его исполняющая. “У Политического

организма те же движители; в нем также различают силу и волю: эту

последнюю под названием законодательной власти, первую под названием

власти исполнительной”.

В зависимости от того, кому вручена исполнительная власть (всем,

некоторым, одному), Руссо различает такие формы правления, как демократия,

аристократия, монархия. Эти различия в учении Руссо играют подчиненную

роль, поскольку предполагается, что во всех формах правления суверенитет и

законодательная власть принадлежат всему народу. В общем виде Руссо

отмечает, что “демократическое Правление наиболее пригодно для малых

Государств, аристократическое для средних, а монархическое для больших”.

При этом всякое правление посредством законов Руссо считает

республиканским правлением. “Таким образом, подчеркивает он, я называю

Республикой всякое Государство, управляемое посредством законов, каков бы

ни был при этом образ управления им”.

Народ, по Руссо, имеет право не только изменить форму правления, но и

вообще расторгнуть само общественное соглашение и вновь возвратить себе

естественную свободу.

Руссо различает четыре рода законов: политические, гражданские, уголовные

и законы четвертого рода, “наиболее важные из всех”, “нравы, обычаи и

особенно мнение общественное”. При этом он подчеркивает, что к его теме

общественного договора относятся только политические законы.

Цель всякой системы законов свобода и равенство. Свобода, подчеркивает

Руссо, вообще не может существовать без равенства. “Именно потому, что

сила вещей всегда стремится уничтожить равенство, сила законов всегда и

должна стремиться сохранять его”.

В духе Монтескье и других авторов Руссо говорит о необходимости учета в

законах своеобразия географических факторов страны, занятий и нравов

народа и т. д.

Но такой великий законодатель, поясняет Руссо, это учредитель государства,

а не магистратура или суверен. Деятельность такого необыкновенного

законодателя просвещает народ и подготавливает необходимую почву для его

собственного выступления в качестве законодателя.

Законодательную власть Руссо характеризует как “сердце Государства”. “Не

законами живо Государство, пишет он, а законодательной властью. Закон,

принятый вчера, не имеет обязательной силы сегодня, но молчание

подразумевает молчаливое согласие, и считается, что суверен непрестанно

подтверждает законы, если он их не отменяет, имея возможность это

сделать”.

Своим учением о законе как выражении общей воли и о законодательной власти

как прерогативе неотчуждаемого народного суверенитета, своей концепцией

общественного договора и принципов организации государства Руссо оказал

огромное воздействие на последующее развитие государственно-правовой мысли

и социально-политической практики. Его доктрина стала одним из идейных

основных источников в процессе подготовки и проведения французской

буржуазной революции, особенно на ее якобинском этапе.



© 2003-2013
Рефераты бесплатно, рефераты литература, курсовые работы, реферат, доклады, рефераты медицина, рефераты на тему, сочинения, реферат бесплатно, рефераты авиация, курсовые, рефераты биология, большая бибилиотека рефератов, дипломы, научные работы, рефераты право, рефераты, рефераты скачать, рефераты психология, рефераты математика, рефераты кулинария, рефераты логистика, рефераты анатомия, рефераты маркетинг, рефераты релиния, рефераты социология, рефераты менеджемент.