реферат, рефераты скачать Информационно-образоательный портал
Рефераты, курсовые, дипломы, научные работы,
реферат, рефераты скачать
реферат, рефераты скачать
МЕНЮ|
реферат, рефераты скачать
поиск
Учебник по международным отношениям

4) второй этап объяснения: теологические, метафизические, мо-ралистские и

философские "взгляды и доктрины; 5) выборка и группирование фактов и их

первичная интерпретация; 6) гипотезы относительно объективных функций

войны; 7) гипотезы относительно периодичности войн; 8) социальная типология

войн — т.е. зависимость основных характеристик войны от типовых черт того

или иного общества (см.: там же, р. 18—25).

Основываясь на указанной методологии, Г. Бутуль выдвигает и, прибегая к

использованию методов математики, биологии, психологии и других наук

(включая этномологию), стремится обосновать предлагаемую им классификацию

причин военных конфликтов. В качестве таковых, по его мнению, выступают

следующие факторы (по степени убывающей общности): 1) нарушение взаимного

равновесия между общественными структурами (например, между экономикой и

демографией); 2) создающиеся в результате такого нарушения политические

конъюнктуры (в полном соответствии с подходом Дюркгейма, они должны

рассматриваться «как вещи»); 3) случайные причины и мотивы; 4)

агрессивность и воинственные импульсы как психологическая проекция

психосоматических состояний социальных групп; 5) враждебность и

воинственные комплексы.

Последние рассматриваются как механизмы коллективной психологии,

представленные тремя главными комплексами. Во-первых, это «Комплекс

Абрахама», в соответствии с которым отцы-детоубийцы подчиняются

бессознательному желанию принести своих детей в жертву собственному

наслаждению. Во-вторых, это «Комплекс Козла Отпущения»: накапливающиеся,

вследствие внутренних трудностей, фрустрации, страхи, раздражения и

злобность обращаются против внешнего врага, который не всегда

рассматривается как непосредственный виновник, но которому приписываются

враждебные намерения. Наконец, это «Дамоклов Комплекс», рассматриваемый как

наиболее важный с точки зре-

40

ния своих социополитических последствий: чувство незащищенности, являясь

основой непропорциональных реакций страха, агрессивности и насилия, может в

любой момент вызвать неконтролируемые феномены паники и «забегания вперед».

В то же время в обществе осознание подобной незащищенности способствует

внутреннему сплочению государств, которое впрочем никогда не является

прочным.

В исследованиях «полемологов» ощущается очевидное влияние американского

модернизма, и в частности факторного подхода к анализу международных

отношений. Это означает, что для них свойственны и многие из его

недостатков, главным из которых является абсолютизация роли «научных

методов» в познании такого сложного социального феномена, каким справедливо

считается война. Подобный редукционизм неизбежно сопряжен с фрагментацией

изучаемого объекта, что вступает в противоречие с декларированной

приверженностью полемологии макросоцио-логической парадигме. Положенный в

основу полемологии жесткий детерминизм, стремление изгнать случайности из

числа причин вооруженных конфликтов (см., например: 38), влекут за собой

разрушительные последствия в том, что касается провозглашаемых ею

исследовательских целей и задач. Во-первых, это вызывает недоверие к ее

способностям выработки долговременного прогноза относительно возможностей

возникновения войн и их характера. А во-вторых, — ведет к фактическому

противопоставлению войны, как динамического состояния общества миру как

«состоянию порядка и покоя» (39). Соответственно, полемология

противопоставляется «иренологии» (социологии мира). Впрочем, по сути,

последняя вообще лишается своего предмета, поскольку «изучать мир можно

только изучая войну» (см.: 39, р. 535).

В то же время не следует упускать из виду и теоретических достоинств

полемологии, ее вклада в разработку проблематики вооруженных конфликтов,

исследование их причин и характера. Главное же для нас в данном случае

состоит в том, что возникновение полемологии сыграло значительную роль в

становлении, ле-гитимизации и дальнейшем развитии социологии международных

отношений, которая нашла свое непосредственное, либо опосредованное

отражение в работах таких авторов, как Ж.-Б. Дюро-зель и Р. Боек, П. Асснер

и П.;М. Галлуа, Ш. Зоргбиб и Ф. Моро-Дефарг, Ж. Унцингер и М. Мерль, А.

Самюэль, Б, Бади и М.-К. Смуц и др., к которым мы будем обращаться в

последующих главах.

41

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Hoffmann S. Theorie et relations intemationales. // Revue fran^aise de

science politique. 1961, Vol.XI, pp. 26—27.

2. Фукидид. История Пелопонесской войны в восьми книгах. Перевод с

греческого Ф.Г. Мищенко с его предисловием, примечаниями и указателем. Том

1. — М., 1987, с. 22.

3. Эмер де Ваттель. Право народов или принципы естественного права,

применяемые к поведению и делам наций и суверенов. — М., I960, с. 451.

4. См. об этом: Краткий очерк международного гуманитарного права. МККК,

1993, с. 8—9; Жан Ituicme. Развитие и принципы международного гуманитарного

права. МККК, с. 27—28; Huntfinger J. Introduction aux relations

intemationales. — P., 1987, p. 30.

5. См. об этом: 5. Философия Канта и современность. — М., 1974, гл. VII.

6. Маркс К., Энгельс Ф. Манифест коммунистической партии. // К. Маркс и

Ф. Энгельс. Сочинения. Изд. 2-е, т.4. М., 1955, с. 430.

7. Ленин В.И. Империализм как высшая стадия капитализма. // Поли. собр.

соч., т. 27.

8. Martin P.-M. Introduction aux relations intemationales. — Toulouse,

1982.

9. Bosc R. Sociologie de la paix. — Paris, 1965.

10. Brallard Ph. Theories des relatons intemationales. — Paris, 1977.

11. Bull H. International Theory: The Case for a Classical Approach. //

World Politics. 1966. Vol. XVIII.

12. Kaplan М. A new Great Debate: Traditionalisme versus Science in

Intamational Relations. // World Politics, 1966, Vol. XIX.

13. Современные буржуазные теории международных отношений. Критический

анализ. — М., 1976.

14. Когапу В. et coll. Analyse des relations intemationales. Approches,

concepts et donnees. — Montreal, 1987.

15. Colard D. Les relations intemationales. — Paris, New York, Barcelone,

Milan, Mexico, Sao Paulo, 1987.

16. Merle М. Sociologie des relations intemationales. — Paris, 1974.

17. См. об этом: Международные отношения как объект изучения. — М., 1993.

18. dark G.& Sohn L.B. World Peace trough World Law. — Cambridge,

Massachussets, 1960.

19. GerarF. L'Unite federate du monde. — Paris, 1971. Periller L. Domain,

Ie gouvemement mondial? — Paris, 1974; Le Mondialisme. — Paris, 1977.

20. Morgenthau H.J. Politics among Nations. The Struggle for Power and

Peace. - New York, 1955, p. 4-12.

21. Wolfers A. Discord and Colloboration. Essays on International

Politics. — Baltimore, 1962.

42

22. Bull H. The Case for a Classical Approach. // World Politics. Vol.

XVIII, 1966.

23. Най Дж.С. (мл.). Взаимозависимость и изменяющаяся международная

политика// Мировая экономика и международные отношения.

1969. № 12.

24. См., например: board E. International Society. — London, 1990.

25. Amin S. Le dcveloppement inegal. — Paris, 1973; Emmanuel A. L'cchage

inegal. — Paris, 1975.

26. Amin S. L'accumulation a 1'echelle mondiale. — Paris, 1970, p.30.

27. Keohane R. Theory of World Politics: Structural Realism and Beyond.//

Ploitical Science: The State of a Discipline. — Washington, 1983.

28. Wolti К. Theory of International Politics. Reading. — Addison-Wes-

ley, 1979.

29. См.: Buzan В. Peaple, Fear and State: The national Security Problem

in International Relations. — Great Britan, Wheatsheaf Books Ltd, 1983;

Idem. Peaple, State and Fear: An Agenda for International Security Stadies

in the Post-Cold War Era. — London, 1991.

30. См. об этом: Mowffari М. Le neo-reaUsme et les changements struc-

turels dans le Golf persique // Les relations internationales а 1'cpreuve

de la science politique. Melanges Marcel Merle. — Paris, 1993.

31. Sadie В., Smouts M.-C. Lc retoumement du monde. Sociologie de la

scene intemationale. — Paris, 1992, p. 146.

32. Merle М. Sur la «problematique» de 1'etude des Relations

intemationales en France. // RFSP. 1983, № 3.

33. Тюлин И.Г. Внешнеполитическая мысль современной Франции. — М., 1988,

с. 46.

34. Aron R. Memoires. 50 ans de reflexion politique. — Paris, 1983, p.

69.

35. Цыганков П.А. Раймон Арон о политической науке и социологии

международных отношений// Власть и демократия. Зарубежные ученые о

политической науке. Сборник статей. — М., 1992 , с. 154—155.

36. Aron R. Paix et Guerre entre les nations. Avec une presentation

incdite de 1'auteur. — Paris, 1984.

37. Derriennic J.-P. Esquisse de problematique pour une Sociologie des

relations internationales. Grenoble. 1977, p. 11—16.

Работы этого канадского ученого — ученика и последователя Р. Арона (под

руководством которого он написал и защитил диссертацию, посвященную

проблемам социологии международных отношений) — с полным основанием относят

к французской школе (см.: 32, с. 87—88), хотя он и является профессором

университета Лаваль в Квебеке.

38. Boutoul G. Traite de polemologie. Sociologie des guerres. — Paris,

1970. p. 5.

39. Boutoul G., Carrere R., Annequin J.-L. Guerrcs et civilisations. —

Paris, 1980.

43

Глава

ОБЪЕКТ И ПРЕДМЕТ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Иногда приходится встречаться с мнением, согласно которому

разграничение предмета и объекта науки не имеет существенного значения для

осознания и понимания ее особенностей, более того, — что такое

разграничение носит схоластический характер и способно лишь отвлечь от

действительно важных теоретических проблем. Думается, указанное

разграничение все же необходимо.

Объективная реальность, существующая вне и независимо от нашего сознания,

отличается от изучающих ее различные стороны научных дисциплин, которые, во-

первых, отражают и описывают ее всегда с некоторым «запозданием», а во-

вторых, — с определенным «искажением» существа происходящих в ней процессов

и явлений. Человеческое познание дает, как известно, лишь условную,

приблизительную картину мира, никогда не достигая абсолютного знания о нем.

Кроме того, всякая наука так или иначе выстраивает собственную логику,

подчиняющуюся внутренним закономерностям своего развития и не совпадающую с

логикой развития изучаемой ею реальности. Во всякой науке в той или иной

мере неизбежно «присутствует» человек, привносящий в нее определенный

элемент «субъективности». Ведь если сама действительность, выступающая

объектом науки, существует вне и независимо от сознания познающего ее

субъекта, то становление и развитие этой науки, ее предмет определяются

именно общественным субъектом познания, выделяющим на основе определенных

потребностей ту или иную сторону в познавательном объекте и изучающим ее

соответствующими методами и средствами. Объект существует до предмета и

может изучаться самыми различными научными дисциплинами.

44

тники, в состав которых входят как государства, так и негосударственные

объединения и даже самые обычные индивиды. Что же общего между всеми этими

сферами человеческой деятельности, существует ли в них та связующая нить,

которая объединяет всех ее участников и нахождение которой позволяет понять

ее специфику? В самом первом приближении можно сказать, что такой нитью

являются политические отношения.

Как известно, политические отношения могут пониматься двояко: как сфера

интересов и деятельности государства и как сфера властных отношений в

широком смысле этого термина. В современной науке международные отношения,

несмотря на этимологическое содержание этого словосочетания (1), понимаются

чаще всего во втором своем значении (хотя, как мы увидим в дальнейшем, все

еще нередки и его употребления в первом, более узком смысле). Однако в этой

связи возникает целый ряд вопросов. Каковы критерии международных

отношений? Что общего и чем отличаются друг от друга международные

отношения и международная политика? Существуют ли различия между внутренней

и международной политикой государства?

Прежде чем остановиться на этих вопросах более подробно, необходимо

сделать два замечания.

Во-первых, было бы неверно абсолютизировать значение определения

предмета науки. В этом отношении можно сослаться на то, что и столь древние

отрасли знания, какими являются, например, математика или география, и

более «молодые», как социология или политология, до сих пор вряд ли можно

дефини-ровать окончательно и однозначно удовлетворительным образом. Это тем

более верно, что предмет любой науки претерпевает изменения: меняется как

сам ее объект, так и наши знания о нем. Вместе с тем, указанное

обстоятельство не отменяет необходимости обозначить круг тех проблем,

которые составляют предметную область данной научной дисциплины. Такая

потребность особенно актуальна, когда речь идет о молодой научной

дисциплине, появляющейся в процессе дифференциации научного знания и

сохраняющей в ходе своего становления тесные связи с родственными ей

дисциплинами.

Во-вторых, отечественная наука о международных отношениях по известным

причинам достаточно длительное время пренебрегала мировыми достижениями в

данной области. Такие достижения рассматривались чаще всего как неудачные

(или в

45

Международные отношения охватывают собой самые различные сферы

общественной жизни — от экономических обменов до спортивных состязаний. Не

менее многообразны и их учас-

лучшем случае, как представляющие лишь частный интерес в некоторых своих

положениях) попытки на фоне «единственно научной и единственно правильной»

марксистско-ленинской теории международных отношений. В самой же

марксистско-ленинской теории международных отношений особое значение

придавалось двум, рассматриваемым как «незыблемые», краеугольным

положениям: а) рассмотрению международных отношений как «вторичных» и

«третичных» — т.е. как продолжающих и отражающих внутриобщественные

отношения и экономический базис общества; б) утверждению о том, что суть

международных отношений, их «ядро» составляют классовые отношения

(классовое противоборство), к которым в конечном итоге и сводится все их

многообразие. Изменившаяся обстановка в полной мере показала ограниченность

подобного подхода и выявила настоятельную потребность интеграции

отечественных исследований в области международных отношений в мировую

науку, использования ее достижений и осмысления меняющихся реалий

международной жизни на рубеже третьего тысячелетия.

1. Понятие и критерии международных отношений

На первый взгляд, определение понятия «международные отношения» не

представляет каких-то особых трудностей: это — «совокупность экономических,

политических, идеологических, правовых, дипломатических и иных связей и

взаимоотношений между государствами и системами государств, между основными

классами, основными социальными, экономическими, политическими силами,

организациями и общественными движениями, действующими на мировой арене,

т.е. между народами в самом широком смысле этого слова» (2). Однако сразу

же возникает целый ряд вопросов. Относятся ли, например, браки между людьми

разных государств к сфере международных отношений? Относятся ли к ней

туристические поездки и поездки по частным приглашениям граждан одной

Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30



© 2003-2013
Рефераты бесплатно, рефераты литература, курсовые работы, реферат, доклады, рефераты медицина, рефераты на тему, сочинения, реферат бесплатно, рефераты авиация, курсовые, рефераты биология, большая бибилиотека рефератов, дипломы, научные работы, рефераты право, рефераты, рефераты скачать, рефераты психология, рефераты математика, рефераты кулинария, рефераты логистика, рефераты анатомия, рефераты маркетинг, рефераты релиния, рефераты социология, рефераты менеджемент.