реферат, рефераты скачать Информационно-образоательный портал
Рефераты, курсовые, дипломы, научные работы,
реферат, рефераты скачать
реферат, рефераты скачать
МЕНЮ|
реферат, рефераты скачать
поиск
История Ближневосточного кризиса

История Ближневосточного кризиса

Содержание

Введение 3

Глава 1. От I сионистского конгресса (1897 г.) до Декларации Бальфура (1917

г.) 6

Глава 2. От декларации Бальфура (2 ноября 1917 г.) до резолюции Генеральной

Ассамблеи ООН о разделе Палестины (29 ноября 1947 г.). 11

Глава 3. От резолюции о разделе Палестины до международного признания

Организации освобождения Палестины. 20

Заключение. 28

Список литературы. 31

Введение

Палестина является колыбелью древнейших культур и цивилизаций. Ее

история уходит вглубь веков, многие века территория нынешней Палестины

являлась объектом завоеваний и борьбы различных народов и государств, не

случайно Палестину называют «мировой перекресток».

В XIV—XI веках до н.э. в Передней Азии, следовательно и в Палестине,

расселялись семитские арамейские племена — выходцы из Аравии.

После захвата в 332 году до н.э. Александром Македонским всего

Ближнего Востока, включая территорию нынешней Палестины (с начала IV в. до

н.э.), началось расселение древних евреев по тогдашнему цивилизованному

миру, причем оно носило, часто или как правило, добровольный характер.

Всемирную известность получила Палестина после рождения здесь, в

Вифлееме, человека, деяния и учение которого двадцать веков являются

предметом поклонения и изучения, споров, догадок и открытий, — Иисуса

Христа.

В 1099 году крестоносцы захватили Иерусалим, создав на части Палестины

так называемое Иерусалимское королевство.

В 1516 году вся территория Ближнего Востока, включая Палестину, была

оккупирована турками.

Вторая половина XIX века отмечена многочисленными и заметно

усилившимися к концу века попытками переселения в Палестину групп евреев,

которые намеревались «осваивать» страну. До этого во всей Палестине жило не

более пяти тысяч евреев, причем они сосредотачивались только в четырех,

считавшихся священными, городах: Са-феде, Иерусалиме, Хевроне и Тивериаде.

Первые еврейские поселенческие общества были основаны в 1851—52 гг., но они

просуществовали очень краткий период времени и прекратили свое

существование. Такая же судьба постигла «Общество по заселению Палестины»,

созданное во Франкфурте в 1864 г. Явное оживление переселенческих

настроений произошло с начала 70-х годов. Дело в том, что примерно в это

время и чуть позднее эмансипация евреев была в Западной Европе формально

завершена, но это не решило «еврейского вопроса» и даже в чем-то осложнило

его. «Равенство перед законом не обеспечило еврейской интеграции в

христианское общество, усилился антисемитизм. Интеллигенция стала

сознавать, что решение еврейского вопроса в диаспоре невозможно»[1].

Палестина отнюдь не была «землей без народа», там существовало

компактное арабское население, которое сначала с удивлением, а потом с

настороженностью и нараставшей враждебностью следило за прибывающими

иммигрантами и за их активностью. Основатель т. наз. «ревизионистского

сионизма» З.Жаботинский впоследствии признавал: «Все здравомыслящие люди,

не считая слепорожденных, поняли давно, что достичь согласия палестинских

арабов по их доброй воле на превращение Палестины из арабской страны в

страну с еврейским большинством является вещью совершенно невозможной»[2].

Палестинский лидер Я. Арафат в своем выступлении на XXIX сессии

Генеральной Ассамблеи ООН указывал: «Еврейское вторжение в Палестину

произошло в 1881 г. До того, как нахлынула первая волна иммигрантов,

население Палестины составляло 500 000 человек, большинство из которых были

либо мусульмане, либо христиане, а только 20 000 составляли евреи. Каждая

часть населения отправляла религиозные культы и пользовалась плодами своей

культуры. Палестина тогда представляла собой зеленый район, где в основном

проживали арабы, которые строили свою жизнь и постепенно обогащали свою

культуру»[3].

Если представить себе палестинскую проблему в общей форме, можно

сказать, что она возникла из конфликта между евреями, стремившимися и

стремящимися превратить всю Палестину в еврейское государство (допуская,

что арабы будут жить в таком государстве на положении национального

меньшинства), и арабами, которые стремятся и стремились к реализации своих

идеалов, к созданию своего государства, в котором они по сути дела не

видели места для евреев.

Беспристрастный анализ проблем, составляющих существо ближневосточного

урегулирования, приводит к четкому выводу: установление прочного и

справедливого мира на Ближнем Востоке должно основываться на таких

международно-правовых положениях и документах, которые могут быть

разработаны и в дальнейшем осуществлены только с учетом неотъемлемых

национальных прав арабского народа Палестины и с учетом необходимости

уважения и гарантирования безопасности Израиля. Решение этих проблем на

справедливой основе - главнейшее условие нормализации обстановки в целом на

Ближнем Востоке, ликвидации там очага международной напряженности. Для

разблокирования конфликтной ситуации в арабо-израильских отношениях, в

палестинском вопросе необходим конструктивный, равноправный диалог сторон,

вовлеченных в конфликт. Только в атмосфере продуктивного диалога можно

существенно уменьшить масштабы существующих разногласий, найти надежные

способы и средства обеспечения взаимной безопасности. Не желать понять эти

элементарные истины, руководствоваться в своей деятельности

националистическими предрассудками, отягощенными религиозными догмами, -

значит сознательно перекрывать все возможные пути ликвидации сохраняющейся

опасной напряженности в ближневосточном регионе, цепляться за устаревшие и

давно изжившие себя стереотипы и представления, которые складывались

задолго до того, как на Ближнем Востоке возникли независимые государства и

у арабов, и у евреев. В конечном итоге они могут и должны найти «формулу

мира» между собой во взаимоприемлемом решении палестинской проблемы,

которое может быть основано только на соблюдении принципа справедливости

для всех.

Глава 1. От I сионистского конгресса (1897 г.) до Декларации Бальфура (1917

г.)

Широкие дискуссии, ведшиеся в еврейских интеллектуальных кругах о

путях «еврейского возрождения на земле предков», были вынесены на созванный

в 1897 г. в Базеле I сионистский конгресс. Он собрался во многом благодаря

неистощимой энергии австрийского журналиста Теодора Герцля, который под

влиянием «дела Дрейфуса» после долгих исканий и колебаний пришел к выводу,

что пресловутый еврейский вопрос может быть решен только на путях создания,

и причем именно в Палестине, независимого еврейского государства. Герцль

подробно аргументировал свою мысль в вышедшей в 1896 г. книге «Еврейское

государство».

После длительных споров делегаты I сионистского конгресса приняли

несколько важных решений. Отметим попутно, что именно с 1897 г. термин

«сионизм» получил довольно широкое распространение, а само движение

«сионизм» стало в известной мере движением, синтезировавшим и объединившим

все еврейские национальные движения. Уже на I сионистском конгрессе целью

сионизма было провозглашено создание «обеспеченного публичным правом

убежища (для евреев) в Палестине», а «содействие поселению в Палестине

евреев-земледельцев и рабочих» (это положение было взято из программы

«Ховевей Цион») и «укрепление и развитие национального чувства и

национального самосознания евреев» (прямое заимствование из учения Ахад

Га'ама) провозглашались наиболее верными средствами достижения этой

цели[4].

Конечно, методы действий предлагались с самого начала сионистскими

идеологами далеко не цивилизованные. «Отец сионизма» Герцль указывал:

«Предположим, например, что нам необходимо очистить страну от диких зверей;

мы не будем метать стрелы и копья и просто преследовать медведей; мы

организуем широкую и энергичную охоту, мы вместе выгоним зверей и сбросим

на них мелинитовые бомбы». Упоминавшийся выше Жаботинский подчеркивал, что

в ходе достижения своей главной цели - создания чисто еврейского

государства в Палестине — евреи неизбежно причинят «некоторые неприятности

остальному населению Палестины»[5].

Граф Н.П.Игнатьев, некоторое время занимавший пост министра внутренних

дел при Александре III, считал, что евреи, уезжающие из России в Палестину,

должны стать проводниками ее влияния. Он отмечал: «Палестинские евреи нам

сослужат еще большую службу. Они явятся там нашим форпостом и помогут нам

добыть ключи от Гроба Господня»[6].

Начало войны подтолкнуло Великобританию к усилению контактов с

представителями тех политических сил, которые могли бы способствовать

подрыву изнутри лоскутной Оттоманской империи, т.е. прежде всего с

арабскими националистами и сионистами, не делая видимых предпочтений ни

тем, ни другим и стараясь улаживать отношения между ними. 2 ноября 1917 г.

была принята, как известно, Декларация Бальфура, названная по имени

английского министра иностранных дел того времени. В этом важнейшем

документе британской колониальной политики, в частности, говорилось:

«Правительство Его Величества относится благожелательно к учреждению в

Палестине национального очага для еврейского народа и приложит все свои

старания для облегчения завершения этой цели, причем ясно понимается, что

ничего не должно быть сделано, что могло бы нанести ущерб гражданским или

религиозным правам нееврейских общин в Палестине»[7].

Декларация Бальфура не была неким «неожиданным явлением» в британской

ближневосточной политике. Еще до Первой мировой войны Великобритания

официально считалась покровительницей протестантов, евреев и друзов

Оттоманской империи.

Декларация Бальфура устраивала сионистов постольку, поскольку она

могла облегчить скорейшую реализацию их политической задачи, заключавшейся

в создании еврейского государства в Палестине, подводя под эту идею

международно-правовую базу. Оговорка о правах нееврейских общин могла по

существу не приниматься во внимание, т.к. на тот период симпатии

Великобритании к сионистскому движению были достаточно откровенными.

«Сионизм, - говорил лорд Бальфур, - будь он правым или неправым, хорошим

или плохим, проистекает из долголетней традиции, отвечает нынешним нуждам,

будущим надеждам, значимость которых куда глубже, чем желания или

предрассудки 700 тысяч арабов, проживающих в настоящее время на этой

древней земле»7.

Появление Декларации Бальфура в конце 1917 г. было не случайным.

Истощение людских и материальных ресурсов Великобритании и Франции в

длившейся уже более трех лет мировой войне требовало активизации усилий

США, которые отошли от своей политики изоляционизма и вступили в войну в

мае 1917 г. Но необходимо было оказать соответствующее давление на

американские сионистские круги, побудить их в свою очередь оказать

воздействие на Белый дом, чтобы добиться более широкого вовлечения

Соединенных Штатов в войну на стороне государств Антанты. Надежды на новые

военные усилия России не могли оправдаться, поскольку к этому времени в

России Временное правительство доживало свои последние дни и выход России

из войны становился вполне реальным. Непосредственно на Ближнем Востоке

нужны были дополнительные усилия, чтобы добиться разгрома Турции и решения

в пользу союзников пресловутого «восточного вопроса». Декларация Бальфура

открыто заявляла о претензиях Великобритании на Палестину. Английские планы

в какой-то степени раскрыл председатель ВСО Х.Вейцман, заявивший об

имеющейся готовности английского правительства поддержать планы сионистов.

Правда, такое заявление побудило англичан действовать осторожнее, чтобы не

повредить своим будущим отношениям с арабским миром. Не случайно в тексте

Декларации Бальфура отсутствует определенный артикль перед понятием

«еврейский национальный очаг», там сказано «a Jewish National Home», что

можно было трактовать как один из очагов, памятуя проект создания

еврейского государства в Уганде. Сионисты усиленно добивались от англичан

поставить все точки над «и» в этом вопросе и более конкретно заявить о

своих замыслах. В меморандуме, представленном от имени ВСО британскому

правительству в октябре 1916 г., содержалось требование признать права

евреев на Палестину после окончания мировой войны и освобождения Палестины

от турецкого владычества, подчеркивалось, что в Палестине должен быть со

временем создан единственный палестинский национальный очаг и должен быть

разрешен свободный въезд евреев в эту страну.

Одновременно сионисты расписывали политические и военные преимущества,

которые неизбежно обретет Великобритания, способствуя созданию еврейского

государства в Палестине. Х.Вейцман в этой связи особо отмечал: «Если

Палестина попадет в английскую сферу влияния и если Англия будет

содействовать поселению там евреев как в британском владении, мы могли бы

иметь там через двадцать-тридцать лет до одного миллиона евреев, а

возможно, и больше. Они развили бы страну, возвратили бы ей цивилизацию и

образовали бы весьма эффективную охрану для Суэцкого канала... Сильная

еврейская коммуна на египетском фланге превратилась бы в эффективный барьер

от всякой вероятной подстерегающей опасности с севера»[8].

Декларация Бальфура в целом отвечала интересам правительств США и

Франции, но официально они присоединились к этому документу только в 1919

г. Правда, еще в начале июня 1917 г. один из лидеров международного

сионизма Н.Соколов получил из французского МИДа официальное письмо, в

котором было сказано: «По вашему мнению, будет актом справедливости,

чтобы союзные державы оказали поддержку возрождению еврейской нации в

той стране, из которой еврейский народ был изгнан столько столетий тому

назад. Франция относится положительно к этим стремлениям»[9].

Есть все основания утверждать, что незадолго до окончания Первой

мировой войны Великобритания склонялась к созданию еврейского государства в

Палестине. Однако обещания, данные шерифу Мекки Хусейну, поддержать

создание независимого арабского государства после разгрома Оттоманской

империи на территориях, заселенных арабами, а также излишняя

прямолинейность, если не сказать - нахрапистость, сионистов в этом вопросе

заставили английское правительство действовать сдержанно и осторожно. Но

уже совершенно ясно было одно — после появления Декларации Бальфура и с

окончанием Первой мировой войны история Палестины вступит в новый,

значительно более сложный этап, противоречия арабов и евреев в Палестине

проявятся с новой силой и значительно острее, чем прежде.

Глава 2. От декларации Бальфура (2 ноября 1917 г.) до резолюции Генеральной

Ассамблеи ООН о разделе Палестины (29 ноября 1947 г.).

Принятие Декларации Бальфура активизировало работу сионистских

организаций, прежде всего ВСО, по созданию условий для облегчения переезда

евреев в Палестину. Была создана авторитетная комиссия, которую возглавил

председатель ВСО Вейцман; комиссия в апреле 1918 г. прибыла в Палестину и

начала готовить условия для возобновления еврейской иммиграции, почти

прекратившейся в годы Первой мировой войны, тем более что авторитет

Всемирной сионистской организации начал заметно расти. К 1921 году число

членов ВСО, плативших «шекель» (в данном случае — взносы), достигло 855 590

человек, в 4 раза больше, чем в 1913 г. По сути дела все активные члены ВСО

поддерживали ее переселенческую программу, которая расширялась и

диверсифицировалась.

Поощрение еврейской иммиграции проводилось по легальным и нелегальным

Страницы: 1, 2, 3



© 2003-2013
Рефераты бесплатно, рефераты литература, курсовые работы, реферат, доклады, рефераты медицина, рефераты на тему, сочинения, реферат бесплатно, рефераты авиация, курсовые, рефераты биология, большая бибилиотека рефератов, дипломы, научные работы, рефераты право, рефераты, рефераты скачать, рефераты психология, рефераты математика, рефераты кулинария, рефераты логистика, рефераты анатомия, рефераты маркетинг, рефераты релиния, рефераты социология, рефераты менеджемент.