реферат, рефераты скачать Информационно-образоательный портал
Рефераты, курсовые, дипломы, научные работы,
реферат, рефераты скачать
реферат, рефераты скачать
МЕНЮ|
реферат, рефераты скачать
поиск
Российский лесной сектор под воздействием социально-экологических инноваций

Российский лесной сектор под воздействием социально-экологических инноваций

Российский лесной сектор под воздействием социально-экологических инноваций

С. А. ТУЛАЕВА

ТУЛАЕВА Светлана Александровна - аспирантка Европейского университета в Санкт-Петербурге

Усилившиеся с конца XX в. процессы глобализации, развитие мировой торговли и рыночных отношений повлекли за собой изменение роли государства и опасность Работа выполнена при поддержке гранта Академии наук Финляндии "Транснационализация управления лесами" (грант N 121428) более интенсивной и бесконтрольной эксплуатации природных и человеческих ресурсов. Национальные законодательства оказались уже не в состоянии контролировать социальные и экологические последствия развития мировой экономики для государств [1]. В то же время значимыми игроками в этот период становятся транснациональные неправительственные организации (НПО) - негосударственные,  некоммерческие организации, использующие ненасильственные методы давления для достижения общественно значимых целей [2]. В целом в зависимости от выбираемой стратегии действия НПО принято подразделять на две основные группы: радикальную и консенсусную. К радикальной группе относятся организации, предпочитающие акции прямого действия (митинги, марши и пр.). Консенсусная группа предпочитает воздействовать на институциональные образования через переговоры, лоббирование процесса принятия законов, информационные кампании [3].

Среди принципиально новых проблем особо стоит остановиться на разработке и внедрении НПО стандартов производства товара в виде определенных этических кодов и сертификационных систем, на основании которых происходила на рынке маркировка производителей как социально ответственных.

Сертификационные системы, продвигаемые НПО, стали дополнительным знаком качества, включающим в себя такие характеристики, как соблюдение социальных гарантий для рабочих, местного населения, отсутствие вреда для окружающей среды и пр. Корпорации, опасаясь проведения против них потребительских бойкотов, вынуждены были идти на партнерство, сертифицировать свою продукцию. В то же время они стали использовать полученный сертификат с выгодой для себя, как дополнительное преимущество, повышающее конкурентоспособность их предприятий. Использование сертификата стало условием выхода на западные рынки и попадания в глобальную цепочку поставок. Т.е. теперь для того, чтобы занимать стабильные позиции на рынке, потребовалось быть не только дешевле или качественнее, но и "зеленее" своих конкурентов [4]. НПО в данном процессе превратились для компаний в независимых экспертов, способствующих повышению их рейтинга на рынке.

Таким образом, развитие сертификационных систем привело к созданию новых рыночных ниш для социально-ответственных производителей. К товару, таким образом, добавлялся смысловой багаж, предусматривающий степень воздействия на природу и социум в процессе его производства, при этом качество самого товара могло оставаться таким же. Новые рынки получили название сенситивных, т.е. чувствительных к условиям производства товара. В настоящее время в мире функционирует несколько видов сенситивных рынков: органического сельского хозяйства (organic products), справедливой торговли кофе (fair trade coffee), текстильного производства без использования потогонных систем (sweat free), сертифицированной древесины.

Наиболее сильное распространение эти процессы получили в лесной сфере и привели к активному развитию международной системы лесной сертификации [5]. Лесная сертификация представляет собой стандарты, регулирующие коммерческое использование леса. Наиболее популярной и общественно признанной формой является сертификация по системе Лесного попечительского совета (Forest Stewardship Council, или FSC) - FSC сертификация. В настоящее время в России идет интенсивный процесс распространения FSC сертификации. К 2007 г. наша страна вышла на второе место в мире по площади сертифицированных лесов, уступая в этом только Канаде (см.: www.fsc.ru). Это объясняется тем, что лесная отрасль для многих российских регионов является ведущей и ориентированной на экспорт, а соответственно и на международные, а не только российские нормы ведения бизнеса. Это приводит к проникновению глобальных институтов в российские лесные поселки [6].

Однако внедрение FSC сертификации затруднено особенностями российского контекста. Во-первых, это касается несоответствия некоторых правил российского лесного законодательства международным экологическим стандартам. Например, международные стандарты предполагают сохранение девственных лесов и ключевых биотопов1, что противоречит сложившимся в России практикам лесопользования. стр. 91 Во-вторых, значительной оказывается разница между нормами, на которые опирается международная система, и теми, которые распространены в России. Так, лесная сертификация предполагает укорененность таких социальных ценностей, как деперсонализированное доверие, развитие гражданских инициатив, прозрачность работы государственных структур и бизнеса, уважение к формальным правилам - т.е. тех норм, которые как раз слабо развиты в России [7]. В-третьих, это связано с организационной средой, слабой развитостью сертификационной инфраструктуры (недостаток информации, обучающих курсов, консалтинга) [7].

Задачей нашего исследования было рассмотреть возможные пути институционализации глобальных правил в российских условиях и их влияние на практики ведения лесного бизнеса. Работа выполнена в рамках неоинституционального подхода, в соответствии с которым институты отождествляются с правилами игры, организующими взаимодействие между участниками. С одной стороны, институты ограничивают действия агентов, с другой, содержат в себе стимулы, которые могут использоваться агентами для создания более выгодных для них условий [8; 9]. Правила определяют границы институциональных полей, в рамках которых осуществляется взаимодействие между акторами. Лесная сертификация представляет собой набор правил, регулирующих деятельность лесного бизнеса. Основными агентами, инициирующими в данном случае процесс институциональных изменений, являются НПО и компании.

В исследовании рассматривались условия, способствующие и препятствующие внедрению новых правил в локальных сообществах. Для этого использовался сравнительный анализ двух случаев: сертификация Прилузского лесхоза в республике Коми и арендной территории Сегежского ЦБК в Карелии. Исследование проведено в ходе двух полевых экспедиций в Коми в 2007 г. и Карелию в 2008 г. Использованы качественные методы исследования [10]: полуструктурированные интервью с представителями бизнеса, местным населением, районной администрацией, активистами региональных НПО, а также участвующее наблюдение в лесных поселках. Всего взято 45 интервью. Использовались другие источники: отчеты аудиторов, инструкции и методички, разработанные компаниями и НПО по внедрению FSC, протоколы общественных слушаний, публикации в местной прессе, материалы сайтов НПО.

Внедрение лесной сертификации в Коми. Инициатором внедрения лесной сертификации стало транснациональное НПО "Всемирный фонд дикой природы" (World Wilde File - WWF), которое продвигает развитие сертификационных систем по всему миру. При этом WWF активно использует ресурсы своих корпоративных партнеров, которыми являются крупнейшие международные организации и корпорации, например, такие как Всемирный банк, Ikea, Gap, Wall-Mart и др. В данном случае проект получил финансовую поддержку швейцарского агентства развития. В рамках проекта в 1998 г. были начаты работы по внедрению лесной сертификации. Впоследствии основным организатором процесса стало региональное отделение WWF - "Серебряная тайга", превратившееся затем в самостоятельную организацию. Основным партнером НПО по распространению лесной сертификации в республике выступил не бизнес, а государственные структуры. "Серебряная тайга", непосредственно занимавшаяся внедрением лесной сертификации в регионе, предложила путь распространения сертификации через лесхозы, принадлежащие государству. Экспериментальной площадкой был выбран Прилузский лесхоз республики, получивший в 2003 г. сертификат на лесоуправление.

Деятельность экспертов НПО включала в себя несколько направлений: инновационное (разработка экспериментальных практик лесопользования), экологическое (сохранение биоразнообразия и девственных лесов), экономическое (повышение эффективности лесопользования), образовательное (проведение тренингов и семинаров); связи с общественностью (привлечение населения к участию в проекте)2. Взаимодействие с государственными властями велось как на республиканском уровне, так и на местном. Так, при поддержке республиканского правительства эксперты НПО составили карту старовозрастных лесов республики. Несмотря на то, что выведение части стр. 92 лесов из лесосечного фонда было невыгодно для региона с экономической точки зрения, эксперты "Серебряной тайги" смогли убедить региональные власти в необходимости зарезервировать часть девственных лесов, а в другой части ввести специальный режим рубок. На уровне регионального лесного законодательства были закреплены международные стандарты о сохранении ключевых биотопов при ведении лесозаготовок и узаконены выборочные рубки. Кроме того, такая тесная вовлеченность государственных органов на региональном уровне способствовала легитимации проекта в глазах местных администраций и населения.

Основным партнером (объектом) выступил Прилузский лесхоз. Совместно с его работниками эксперты НПО осуществили сертификацию лесоуправления на его территории. Они адаптировали к местным условиям международные стандарты работы в лесу и сделали их обязательными к исполнению для компаний, работавших на территории лесхоза. Однако реализовывалось это далеко не гладко. Лесозаготовительные компании, большинство из которых были небольшими и работали на внутренний рынок, не были заинтересованы в сертификации. В некоторых случаях компании оказывали "глухое" сопротивление новым правилам. По словам директора лесхоза, "мелких арендаторов приходится за уши тащить, с большой неохотой выполняют, особенно, если это требует дополнительных затрат". При популяризации идеи лесной сертификации среди местного населения эксперты решили действовать через культурно-образовательные институты сообщества (школы, библиотеки, дома культуры): "Если будем использовать уже существующие каналы, то они останутся. Поэтому мы начали действовать через библиотечную систему, школы, местную газету, радио. Т.е. использовали по максимуму те структуры, которые уже были" (интервью с участником проекта). НПО организовало программу малых грантов, в рамках которой библиотекари, учителя, работники ДК могли получить финансирование на реализацию проектов, посвященных лесу не только как средству обеспечения жизни людей, но и как среде обитания. При финансовой и организационной поддержке "Серебряной тайги" был создан Лесной совет, основной задачей которого являлось привлечение к лесоуправлению наиболее активных представителей сообщества и обсуждение проблем многоцелевого лесопользования со всеми заинтересованными участниками лесных отношений. Помимо этого, экспертами "Серебряной тайги" была разработана процедура общественных слушаний при сдаче лесных угодий в аренду. На слушаниях местные жители высказывали пожелания к работе компании, которые могли быть внесены в договор аренды как обязательные к выполнению (это касалось сохранения значимых для населения участков леса, материальной помощи, обеспечения дровами и др.).

Завершение проекта и прекращение западного финансирования повлекло за собой некоторую ломку искусственно созданной НПО среды, значительное уменьшение активности местных жителей и ослабление внимания компаний к сертификации. Однако появление в республике транснациональной корпорации "Монди бизнес пэйпа", купившей контрольный пакет акций Сыктывкарского ЛПК, создало новый импульс для дальнейшего распространения лесной сертификации. Став филиалом западной корпорации, предприятие обязано было перенять и корпоративный этический кодекс компании, провозглашавший внедрение методов устойчивого лесопользования. "Монди бизнес пэйпа СЛПК" объявил, что одним из основных приоритетов при выборе поставщиков будет наличие у них сертификата FSC. Поскольку комбинат - единственный в республике по переработке низкосортной древесины, это создало мощный экономический стимул для дальнейшего распространения сертификации по всей республике Коми и после завершения работы западных фондов.

Внедрение лесной сертификации в Карелии осуществил Сегежский ЦБК. В связи с активным ростом предприятия и вхождением комбината в 2006 г. в состав российского лесопромышленного холдинга "Инвестлеспром", который активно действует на западных рынках, было решено провести сертификацию. В 2007 г. предприятие получило сертификат FSC. стр. 93 Поскольку инициатором сертификации являлся ЦБК, то основными структурами, через которые шло внедрение стандартов, стали лесозаготовительные компании, работающие в лесных поселках. Выбор стратегии, разработка новой социальной и экологической политики предприятия в соответствии с сертификационными стандартами, урегулирование спорных вопросов с государственными инстанциями осуществлялись руководством ЦБК. Задача лесозаготовительных компаний заключалась в реализации принятых решений на местах. С одной стороны, внедряемые стандарты отчасти совпали с российскими нормативами трудового законодательства и производственными требованиями к работе лесопромышленного предприятия. Однако выполнение последних не всегда происходило на практике, в то время как сертификация потребовала более четкого их соблюдения. В то же время отдельные сертификационные правила стали для российских компаний новыми (например, сохранение биоразнообразия, привлечение населения к участию в лесоуправлении и др.).

При внедрении новых экологических стандартов ЦБК опирался на региональное НПО "СПОК". НПО оказывало консультативную помощь при формировании экологической политики предприятия, определении специальных режимов рубок ценных лесных массивов, обучении мастеров и рабочих, разработке экологической тропы. Внедренные при участии "СПОКа" инновации способствовали экологизации лесопользования3. Предприятие опиралось на помощь НПО и при разрешении противоречий между российскими правилами ведения лесохозяйственных работ и международными стандартами, которые карельские лесные инстанции не хотели признавать. Однако последнее не увенчалось успехом. Формального соглашения с Кареллесхозом, разрешавшего эти противоречия, на момент сертификации (2006 г.) подписано не было. В некоторых лесхозах противоречия удавалось разрешить непосредственно с лесничими на местах. В других случаях представители лесхоза занимали более жесткие позиции, не стремясь искать компромисс и требуя строго соблюдения российских правил: "Сертифицированный предприниматель должен ежегодно платить взятку государству, для того чтобы соответствовать принципам и критериям FSC и сохранить биоразнообразие ... платить государству, которое ратифицировало международную конвенцию о биоразнообразии, издало закон об охране окружающей среды и родило экологическую доктрину РФ" (интервью с менеджером предприятия). Термин "биоразнообразие" в неформальных беседах преобразовался в "биобезобразие", что подчеркивало неразбериху в местных и международных стандартах и возникавшими из-за этого проблемами. Отсутствие конструктивного диалога с государственными инстанциями замедлило внедрение сертификации в регионе. В соответствии с сертификационными требованиями, предприятие пыталось привлекать к участию в лесных отношениях местное сообщество. В этой связи ЦБК взаимодействовал с социальными экспертами FSC Центра независимых социологических исследований4. Совместно с ними был разработан проект построения модельного леса5 "Сегозерье", на территории которого должны были разрабатываться и внедряться экологические и социальные инновации. В его рамках была открыта небольшая программа малых грантов для домов культуры и школ, направленная на поддержание и развитие инициатив местного сообщества, начат проект по сохранению и развитию карельских традиций деревянного строительства. Исследователи помогли организовать информирование населения о его новых правах по участию в лесоуправлении, общественные слушания и консультации, выделять участки леса.

Впоследствии в некоторых поселках жители восприняли процедуру общественных слушаний как действенный рычаг, позволяющий им регулировать отношения с предприятием. Так, летом 2007 г. в пос. Паданы население выступило против рубок, проводимых предприятием около реки, где существовало нерестилище лососевых рыб. Несмотря на то, что с точки зрения российского законодательства эти рубки были правомерны, руководство ЦБК приостановило их проведение: "В принципе мы могли не учитывать. Все законы позволяли нам там делать выборочную рубку. Сомневаемся, говорят, что вы нам тут красиво вырубите. Мы тут охотимся, рыбачим и грибы стр. 94 собираем... Мне было понятно, для чего это. Там те же рыбаки, те же браконьеры... Мы им мешать будем. А вот приходится теперь даже с ними разговаривать. Какие вы экологи, думаешь, черт возьми" (интервью с менеджером компании). Подобный случай выступления населения против рубок предприятия произошел и в пос. Надвоицы, где компания также прекратила ведение работ в указанных жителями кварталах. Произошедшие инциденты позволили местному сообществу осознать себя как игрока, который может в некоторой степени воздействовать на предприятие через процедуру FSC. В целом, сертификация помогла компании упрочить ее положение на рынке.

Сравнительный анализ кейсов. Исследование зафиксировало два разных сценария внедрения лесной сертификации. В зависимости от целей, которые ставили внедрявшие их агенты (распространение новых ценностных норм ведения бизнеса / увеличение экономической эффективности и стабильности бизнеса), можно определить эти два сценария как нормативный (в республике Коми) и экономический (в Карелии). Внедрение новых правил велось через взаимодействие между различными группами участников. В каждом из случаев можно выделить 5 основных групп интересов: 1) крупный бизнес, имевший связи с мировыми рынками ("Монди бизнес пэйпа" / Сегежский ЦБК); 2) малый бизнес (местные лесозаготовительные компании, поставлявшие свою продукцию вышеназванным крупным экономическим агентам); 3) НПО, включенные в транснациональные сети ("Серебряная тайга" / "СПОК"); 4) государственные структуры власти, 5) местное население.

Страницы: 1, 2



© 2003-2013
Рефераты бесплатно, рефераты литература, курсовые работы, реферат, доклады, рефераты медицина, рефераты на тему, сочинения, реферат бесплатно, рефераты авиация, курсовые, рефераты биология, большая бибилиотека рефератов, дипломы, научные работы, рефераты право, рефераты, рефераты скачать, рефераты психология, рефераты математика, рефераты кулинария, рефераты логистика, рефераты анатомия, рефераты маркетинг, рефераты релиния, рефераты социология, рефераты менеджемент.